«Дрезден был похож на луну – одни минералы. Камни раскалились. Вокруг была смерть». - «Новости»

  • 00:01, 15-фев-2020
  • Транспорт / Интервью звёзд / США / Большой Кавказ / Военные действия / Экономика / Новости дня
  • Novosti-Dny
  • 0

© Wikimedia/BundesarchivВ прессе — опять тема британской бомбардировки Дрездена в феврале 45-го. Немецкая «Ди вельт» отмечает, что случались тогда с немецкими городами истории и пострашнее. Почему же именно Дрезден стал символом? Британский «Спектейтор» рассматривает и такое мнение, что за произошедшее в те дни Черчилля следовало бы посадить в Нюрнберге на одну скамейку с шефом люфтваффе Герингом: цель «обездомить» население враждебной страны ставили перед собой, оказывается, не только нацисты. Выходит, и в считавшихся оплотами демократии странах произошел некий сдвиг сознания, когда оправдывалось всё, что могло приблизить конец войны. Как же это случилось?

«Дрезден был похож на луну — одни минералы. Камни раскалились. Вокруг была смерть». Таким увидел столицу немецкой Саксонии утром 14 февраля 1945 года после ковровой бомбардировки союзной британской и американской авиации один из наиболее значительных американских писателей ХХ века Курт Воннегут. Мировую славу ему принес роман «Бойня номер пять», в котором он как раз описал пережитые ужасы этой бомбардировки Дрездена, после которой город буквально был стерт с лица земли.


Курт Воннегут оказался в Дрездене тогда, в страшные дни февраля 1945, в качестве американского военнопленного. Он попал в плен буквально на третий день своего пребывания на фронте, во время крупного наступления вермахта в Арденнах. Жизнь американским военнопленным спасло то, что они укрылись на окраине Дрездена в холодном подвале с ледником на городской скотобойне. В своем знаменитом романе «Бойня номер пять или крестовый поход против детей», принесшем ему известность и мировую славу, Воннегут так описал увиденное тогда собственными глазами: «Сверху бушевал огненный ураган. Дрезден превратился в одно сплошное пожарище. Пламя пожирало все живое и вообще все, что могло гореть».


Королевское британское бомбометание

одобрено решение о том, что крупные промышленные немецкие города будут подвергнуты зональным, а не выборочным бомбардировкам. Массированные авиаудары по немецким городам, по словам Артура Харриса, не позволили «более чем миллиону немцев нести службу во фронтовых частях вермахта: эти люди служили в подразделениях ПВО, или изготавливали боеприпасы для них, или же занимались ремонтными работами после бомбежек».

Ветеран стратегического командования бомбардировщиков ВВС Великобритании Даг Рэдклифф также поддержал точку зрения бывшего командующего. Он заявил в интервью газете «Дейли экспресс»: «Рейд союзников означал, что десять тысяч 88-миллиметровых зенитных орудий смотрели в небо, а не на наши войска и русских. Дрезден являлся крупным центром по производству оптики, в том числе, прицелов и биноклей». Действительно, на территории города был расположен небольшой завод Карл Цейсс.


Как "моралисты" деморализовали противника


Очевидно, что союзниками, помимо прочего, делалась и ставка на подавление и деморализацию противника. Создание у него иллюзии неизбежности расплаты. Англичане называли это «moral bombing».


После проведенной бомбардировки ВВС США отчитались, что согласно разведданным, движение транспорта через Дрезден было полностью блокировано на несколько недель. Согласно отчетам полиции Дрездена, во время авиаударов из военных целей в городе пострадали командный пункт и девятнадцать госпиталей, были серьезно разрушены сто тридцать шесть заводов и мастерских из имеющихся двухсот. По жестокой иронии судьбы, один из мостов через Эльбу, а также один железнодорожный узел во время налётов вообще не пострадали.


Тот факт, что бомбардировщики Королевских ВВС Великобритании и ВВС США за два дня буквально стёрли с лица земли жемчужину барочной архитектуры, принеся нечеловеческие страдания мирному населению города и став причиной массовой гибели его жителей, вызвал волну возмущения в мире. Дебаты о недопустимости подобного начались и в Палате лордов. К концу марта 1945 года Черчилль уже постарался дистанцироваться от проведенных бомбардировок, отметив в своей телеграмме генералу Исмею, что нужно «более тщательно сосредоточиться над такими военными целями, как коммуникации непосредственно у зоны боевых действий и нефть, а не над явными актами террора и бессмысленных, хотя и впечатляющих разрушений».


Реквием по красоте


Рядом историков такая несоразмерная целям ковровая бомбардировка Дрездена рассматривается как в первую очередь политическая акция. Целью которой была демонстрация военной мощи союзников для устрашения советского руководства на случай возникновения вооруженного конфликта. Тогда, в феврале 1945 года, чудовищный пожар над городом был хорошо виден и на советском участке фронта, хотя тот находился в двухстах километрах от Дрездена. Кроме того, некоторые военные историки в качестве одной из версий истинной подоплеки бомбардировок называют желание союзников оставить СССР разрушенную оккупационную зону. Восстановление которой потребовало бы серьезных финансовых мощностей и ослабило экономику страны, и без того обескровленную пятилетней войной.


Есть еще один поразительный факт. Он тоже касается дрезденской трагедии и значительно менее известен. Эскадрилья бомбардировщиков ВВС США, летевшая 15 февраля 1945 года к уже полыхавшему заревом пожаров и разрушенному Дрездену, заблудилась в тумане. Радар головного самолета, в то время бывший еще крайне несовершенным в техническом отношении, попросту вышел из строя. В густом тумане американские летчики не смогли сохранить заданный курс и в результате вместо Дрездена сбросили свой смертоносный груз на столицу Чехословакии — Прагу. Прага тогда никакого военного значения не имела вовсе, будучи сугубо тыловым городом. Неожиданный налет привел к жертвам среди гражданского населения, погибли свыше семисот человек, еще тысяча сто восемьдесят оказались ранены. Ситуацию усугубило то, что на территории Чехословакии в то время циркулировали слухи, будто главы союзнических стран обещали чехословацкому правительству в изгнании не бомбить территорию страны. Поэтому жители городов, как правило, не спешили в бомбоубежища, заслышав гул самолетов союзников, направляющихся к немецким городам. Почему вид не подвергшейся разрушению Праги, которая должна была разительно отличаться от уже разрушенного в ходе предыдущих авианалетов Дрездена, не навел американских пилотов на мысль об ошибке, до сих пор остается загадкой.


Почему же именно трагедия Дрездена в череде таких же и еще более ужасающих бомбардировок немецких городов была стигматизирована современниками и до сих пор не дает покоя потомкам? Очевидно, что дело не только в жестокости произошедшего и большом количестве жертв, которое еще больше раздувалось сначала пропагандистами третьего рейха, а потом стало предметом для спекуляций с разных сторон. Реакция на бомбардировки Дрездена — это реквием по Красоте. Среди бесконечной боли, страдания и разрушений человечество скорбело по безвозвратно утраченной части своей культуры. Того надбиологического, что сделало нас людьми.



Рекомендуем


Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!