La Croix (Франция): «сепаратизм» — слово, за которым скрывается множество самых разных проблем - «Общество»

  • 00:01, 03-окт-2020
  • Власть / Мероприятия / Политика / Законы / Общество / Мнения / Новости дня / Мир / Выборы / Спорт
  • Novosti-Dny
  • 0

© РИА Новости, Константин Михальчевский | Перейти в фотобанкИсламизация пригородов, усиление политического ислама, дезорганизация религии и культурная дифференциация. В качестве ответа на проблематику, которую стремится охватить понятие «сепаратизм», власти подготовили законопроект, направленный на усиление надзора и санкций.

Хотя изначально власти предполагали разделить разные проблематики и решать их отдельно (организация ислама, борьба с подъемом радикальной идеологии…), Эммануэль Макрон решил в начале 2020 года охватить всю совокупность вопросов, которые имеют отношение к мусульманскому коммунитаризму. Ключевой концепцией стала борьба с сепаратизмом, но он все же будет стремится найти решение для конкретных задач, в частности с помощью нового законопроекта.


Коммунитаризм пригородов


В феврале Эммануэль Макрон отправился в Мюлуз (департамент Верхний Рейн), чтобы начать наступление на сепаратизм. Место было выбрано отнюдь не случайно: речь идет об одной из 15 зон исламистского влияния, которые были взяты под особый надзор с февраля 2018 года в экспериментальном порядке.


Проблематика растущего влияния радикального ислама уходит корнями в начало 2000-х годов. Государственные власти следят за обстановкой, но издалека. Позднее, волна отъезда джихадистов в Сирию и теракты на французской территории в 2015 году пролили свет на связь этих оказавшихся под влиянием исламистов зон с терроризмом.


Эксперт Уго Мишерон демонстрирует в вышедшей в этом году книге, что одни городские кварталы столкнулись с активной деятельностью джихадистских организаций, тогда как в других, даже соседних и во многом похожих, этого не наблюдается. Он выдвигает концепцию «анклава», который не формируется в результате социально-экономической сегрегации, а представляет собой «плод действий лиц, которые выбрали город, квартал или дом и пытаются изменить его изнутри».


Наблюдение за радикальным исламом


Политики требуют радикальных мер вроде закрытия салафитских мечетей и запрета проповедей на арабском языке, но такие решения едва ли совместимы с соблюдением основополагающих свобод. В то же время в 15 определенных в 2018 году зонах власть усилила наблюдение за местами, где радикальный ислам стремится расширить свое влияние.


В ноябре 2019 года правительство расширило эти меры на все префектуры. «Идея предельно проста: сформировать точную картографию и узнать в каких местах нам требуется наблюдение и контроль», — тогдашний министр внутренних дел Кристоф Кастанер.


Префектам также предлагают использовать все возможные меры административного контроля (регламентация гигиены, безопасности, приема несовершеннолетних…) для закрытия мечетей, школ, мест собраний и спортивных клубов. В Елисейском дворце говорят, что с 2017 года в общей сложности было закрыто 212 кафе, 15 храмов, 11 учреждений для несовершеннолетних и 4 школы.


Законопроект усилит контроль над ассоциациями, обязав те из них, что получают субсидии, с уважением относится к определенным принципам, таким как как свобода совести и равноправие полов.


Кроме того, борьба с этим территориальным сепаратизмом предполагает социальный ответ в кварталах, откуда ушли социальные службы. В Мюлузе президент Макрон заявил, что хочет «вернуть Республику в те места, от которых она несколько отстранилась». Сегодня от него не ожидаются новые заявления на этот счет, но в Елисейском дворце уверяют, что он сделает их в ходе будущих поездок.


Культурный разрыв


За последнее время Французский институт общественного мнения (IFOP) обнародовал несколько исследований, которые указывают на углубление культурного разрыва между мусульманской молодежью и остальным населением. В 2019 году 68% опрошенных мусульман считали, что у девушек должно быть право носить вуаль в школе. По мнению 27% (31% в группе от 24 до 35 лет), исламский закон, шариат, должен стоять выше законов Республики«. «Мы видим, что общая тенденция идет не в направлении секуляризации, а к утверждению идентичности и религии», — делает вывод Жером Фурке из IFOP.


В то же время социологи призывают иначе взглянуть на эти исследования и указывают на другие работы, которые свидетельствуют о процессе индивидуализации верований и ослаблении общинных практик. Молодые мусульмане «отнюдь не разрывают связи с французским обществом и его главными ценностями», — писал Венсан Тиберж в 2005 году.


В любом случае, этот вопрос культурного сепаратизма формирует раскол в интеллектуальной и политической среде. Ультраправые и часть традиционных правых считают, что ислам попросту несовместим с нашими ценностями. В то же время часть левых приравнивает любую критику к исламофобии и отстаивает право носить вуаль. У находящегося между двумя крайностями большинства нет единого мнения, а Эммануэль Макрон продвигается вперед с осторожностью.


Президент уже говорил, что «ношение вуали в общественных местах — не мое дело». Он не собирается принимать регулирующие это законы, но все же демонстрирует жесткость позиции. Делая упор на «гражданстве, равенстве женщин и мужчин, соблюдении законов», он заявил следующее на собрании французских мэров в Париже в ноябре 2019 года: «Нам всем нужно коллективно перевооружиться, может быть, принять новые законы, более жесткие решения». Затем в Мюлузе он осудил практику сертификатов девственности. Как отмечают в Елисейском дворце, новый законопроект будет предусматривать наказание за выдачу таких документов.


Обсуждаются и другие вопросы, такие как многоженство или лишение дочерей наследства. В государственном секторе также будут запрещены определенные практики вроде отказа от смешения полов на рабочем месте.


Наступление политического ислама


Салафизм — это течение в толковании ислама, которое разошлось по всему миру под влиянием Саудовской Аравии и закрепилось во Франции в начале 2000-х годов. Как и другие течения политического ислама («Братья-мусульмане», «Джамаат Таблиг», организации, запрещенные в РФ — прим.ред.), салафизм предлагает проект контр-общества.


Их влияние опирается на контроль над такими местами как спортивные клубы, молитвенные залы, ассоциации и школы. Это позволяет «контролировать население», что становится прелюдией к завоеванию власти, считает эксперт Бернар Ружье.


Реальное влияние этих организаций с трудом поддается оценке. В недавнем докладе Сената указывается цифра в 40 000 салафитов на территории страны. Капля в море по сравнению с миллионами мусульман, но многие подчеркивают тактику проникновения этого сектантского течения, которое постепенно насаждает свои нормы в образе жизни людей (предписания в одежде, пище…). Оно активно пользуется соцсетями и стремится представить себя как ортодоксальный ислам (осуждение богохульства, отступничества…), хотя является всего лишь одним из его течений.


«Не все исламисты становятся джихадистами…»


Среди специалистов по-прежнему ведутся жаркие споры по поводу связи между этим движением и авторами терактов. Как говорит Бернар Ружье, «не все исламисты становятся джихадистами, но все джихадисты прошли через экосистему исламистов». Эксперты вроде Оливье Руа не согласны с таким утверждением. По его словам, «стратегия исламизации» страны представляет собой плод «политической и информационной кампании».


Спецслужбы активно расширяют штат на протяжении последних пяти лет, а префектам была поручена координация системы надзора на местном уровне. Во всех департаментах были сформированы группы по выявлению радикализации.


Помимо надзорной деятельности власти намереваются дать отпор попыткам исламистов войти в политику. Перед муниципальными выборами правые отмечали эту угрозу и представили законопроект для борьбы с ней.


На местах несколько попыток представить мусульманские избирательные списки практически не дали результатов. Большинство настаивает на неконституционности подобного запрета, но в то же время намеревается ужесточить контроль за мэрами, которые могут уступить требованиям коммунитаристов по предвыборным соображениям. В Елисейском дворце отмечают, что будущий законопроект может содержать в себе наказание за такое поведение вплоть до отстранения чиновников.


Ислам под иностранным влиянием


В период с 2018 по август 2020 года во Франции было закрыто всего 15 из 2 600 мечетей и молитвенных залов. Таким образом, борьба с радикальной идеологией обошла стороной подавляющее большинство ассоциаций верующих. Президент Макрон повторяет, что его действия не направлены против ислама, а призваны добиться лучшей интеграции этой религии, что предполагает ясность в ее функционировании.


Мечети финансируются на деньги верующих, а также средства из-за границы, в частности с Аравийского полуострова. Рынок халяльных продуктов и организация паломничества в Мекку тоже формируют непрозрачные финансовые потоки.


«В настоящий момент мне неизвестно о всех потоках, которые приходят на территорию страны», — с сожалением признал нынешний министр внутренних дел Жеральд Дарманен во время визита в Большую парижскую мечеть. Кроме того, половина из 600 получающих зарплату во Франции имамов прибыли из-за границы и зачастую плохо знают французский язык и культуру.


Этим моментам были посвящены первые заявления президента Макрона в феврале. По соглашению с Алжиром и Марокко, от системы отправки имамов откажутся к 2024 году. Остается убедить Турцию, а также активно работать с инстанциями французского ислама для формирования системы подготовки.


Президент также сообщил в Мюлузе об ужесточении контроля над иностранным финансированием. «Было бы иллюзией считать, что его можно запретить, но мы все же можем добиться прозрачности», — отмечают в Елисейском дворце.


С января 2019 года бывший банкир Хаким аль-Карови продвигает проект Мусульманской ассоциации за французский ислам, которая должна собирать и распределять пожертвования верующих, а также средства от продажи халяльных продуктов и организации паломничества. Жеральд Дарманен все же признал во время визита в парижскую мечеть, что решение на этот счет пока не принято. «Нам нужно найти инструмент прозрачности финансирования с помощью открытого диалога», — заверил он собравшихся имамов.


_______


Пять основ законопроекта


— Нейтралитет государственных служб. В тексте будут содержаться меры по обеспечению смешения полов на рабочем месте, учитывая, что в некоторых относящихся к госсектору организациях и предприятиях мужчины отказываются работать вместе с женщинами.


— Контроль над ассоциациями. Цель в том, чтобы заставить получающие субсидии ассоциации соблюдать такие принципы как свобода совести или равенство полов.


— Человеческое достоинство. Законопроект запретит определенные «уничижительные практики» вроде сертификатов девственности. Рассматриваются также положения касательно полигамии и прав дочерей на наследство.


— Детство. Закон ужесточит контроль над частными школами и их финансированием. Предусматривается также формирование национального реестра не ходящих в школу детей.


— Религиозный контроль. В закон 1905 года могут быть внесены небольшие изменения, чтобы усилить надзорные органы и призвать организации верующих зарегистрироваться в качестве культурных ассоциаций.




Рекомендуем


Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!