Helsingin Sanomat (Финляндия): российские центры науки и культуры отвечают за образ современной России — однако на стенах хельсинкского центра по-прежнему красуется символ тирании - «Мир»

  • 00:00, 19-июл-2021
  • Культура / Россия / Наука / Мероприятия / Политика / Интервью звёзд / Мнения / Большой Кавказ / Мир / Интернет / Новости дня / Статистика / Общество / Финансы / Власть
  • Edgarpo
  • 0

© РИА Новости, Нина Зотина | Перейти в фотобанкЗадача Российских центров науки и культуры — общение с проживающими за границей русскими и создание положительного образа современной России. В статье рассказывается о работе такого Центра в Финляндии и истории его появления, а также о новом руководителе Россотрудничества. Без упоминания КГБ не обходится.

Десять лет назад жители хельсинкского района Тёёлё вздрогнули: на стену здания вернулись огромные серп и молот. После распада Советского Союза мозаику на стене дома закрыли, однако весной 2011 года эти символы тирании вновь предстали перед жителями финской столицы.


Российский центр науки и культуры в Хельсинки напоминал о прошлом. Финский РЦНК был открыт в 1977 году и всегда находился в одном и том же здании. Нынешний руководитель хельсинкского РЦНК Петр Яхменев называет Центр «гуманитарным посланником» в Финляндии.


Во всем мире Российских центров науки и культуры больше 80. В 2020 году у федерального агентства «Россотрудничество» при МИД России появился новый руководитель — бывший журналист и депутат Госдумы Евгений Примаков. Он приступил к работе прошлым летом.


Судя по заявлениям Примакова, в районе Тёёлё скоро тоже может задуть ветер перемен.


До начала своей деятельности на посту руководителя «Россотрудничества» Примаков раскритиковал работу агентства в Фейсбуке. Он написал, что гуманитарная политика воспринимается неверно. «Сейчас цели гуманитарного международного развития загнаны в повестке в дальний темный угол», — отметил он.


Слово «гуманитарный» означает на Западе что-то, гарантирующее достойное качество жизни и соблюдение прав человека. В России «гуманитарный» — это что-то, связанное с языком и культурой в противовес научным дисциплинам. То есть памятники, литература и так далее.


Примаков писал, что «российская гуманитарная внешняя политика по-прежнему бестолкова и неэффективна».


«Люди, которые тратят огромные средства на „красоту", когда у людей нет обезболивающих и антибиотиков — вы просто мерзавцы, самые настоящие», — заявил Примаков.


В марте заместитель Евгения Примакова Дмитрий Поликанов сообщил новостному агентству Regnum, что деятельность «Россотрудничества» в Норвегии и Дании «довольно скромная», «а вот в Финляндии картина иная».


Журналист агентства Regnum поинтересовался у Поликанова, насколько общественность Финляндии и Норвегии «консолидирована антироссийской пропагандой».


«Как и в любой стране, далеко не все подвержены действию пропаганды. Например, в прошлом году на площадке Русского дома в Хельсинки была организована интерактивная выставка архивных материалов о дружбе Алексея Косыгина и Урхо Кекконена (Urho Kekkonen, третий президент Финляндии, прим. перев.). В ее открытии участвовали и члены парламента, и представители муниципалитета, и общественники, и даже экс-президент Финляндии», — ответил Дмитрий Поликанов.


России важно трактовать исторические события в положительном для себя свете. Это должно проявляться и в работе российских центров. Но каким образом?


«Заход на тему должен быть иной — через видеоигры, через совмещение ретроспективных показов фильмов с лекциями по истории кино, через развитие поискового движения, через проведение аналогий с современными войнами», — перечислил Поликанов разные методы.


Проводимую при помощи культуры дипломатию называют «мягкой силой». К культурной дипломатии прибегают все, кто может. Например, в Хельсинки есть British Council и Institut Fran?ais, подобный центр хочет открыть и Китай.


По словам руководителя РЦНК в Хельсинки Петра Яхменева, образ России в Финляндии надо дополнять.


«Наша задача — популяризировать национальный бренд России и представить нашим иностранным партнерам объективный образ современной нашей страны», — пишет Яхменев в интервью по электронной почте.


Обычно образ России связывают с достижениями в космической сфере и культуре. Яхменев приводит в качестве примера Спутник, Большой театр и Эрмитаж.


По мнению Петра Яхменева, образ страны не должен этим ограничиваться. Недавнее добавление к национальному российскому бренду — первая зарегистрированная в мире вакцина «Спутник».


«Мы стремимся достичь своих целей не силой — в том числе и так называемой „мягкой силой" — а диалогом и дружественными отношениями. Создать притягательный образ своей страны, в том числе и для молодежи, можно только при помощи убедительности и симпатий».


Идея культурной дипломатии в России восходит корнями по меньшей мере к 1925 году, сообщается на интернет-странице журналистского проекта «Досье». Тогда Советская Россия создала организацию для поддержания диалога в сфере культуры с зарубежными странами. В 1934 году организация стала официальным подразделением государственной разведывательной службы.


К 1986 году это подразделение КГБ основало центры культуры в Хельсинки — а также в Польше, Марокко, Индии, Австрии, Сирии, Перу и Непале. Советские знаменитости с удовольствием посещали эти центры и наслаждались вниманием международной общественности. Однажды это подразделение КГБ возглавила первая женщина-космонавт Валентина Терешкова.


В советское время финны использовали для обозначения РЦНК сокращение «Некутику». Это сокращение от Neuvostoliiton tiede- ja kulttuurikeskus («Центр науки и культуры Советского Союза»), напоминающее финское слово «леденец» (tikkunekku), было легче выговаривать, чем официальное название из четырех слов.


«США и СССР хотели повлиять на положение и развитие Финляндии. Поскольку настоящее оружие использовать было нельзя, прибегали к мягкой силе», — разъясняет историк Алекси Майнио (Aleksi Mainio).


Майнио — руководитель исследовательских проектов в Национальном архиве Финляндии. Он исследовал использование власти в советское время в своей книге «Холодная война Эркко» (Erkon kylm? sota, издательство Siltala, 2018).


«Финнам предлагали культурную дипломатию практически во всех формах: от балета до выступлений балалаечников, от живописи до кинофильмов, от достижений советской науки до фантазий о покорении космоса», — рассказывает Майнио Helsingin Sanomat.


«При помощи мягкой силы Финляндию и финнов хотели привлечь к советским ценностям и присоединить к советской сфере влияния».


«Некутику» в хельсинкском районе Тёёлё — продукт такого мышления.


«Этот „боец культурного фронта" должен был привлечь внимание финнов при помощи выдающихся образцов советской культуры — используя, в некотором роде, мягкую силу».


Каждый выезжающий на работу за границу советский гражданин официально был обязан передавать информацию КГБ, рассказывает исследователь Тапио Энберг (Tapio Enberg). Он пишет в Университете Турку диссертацию о борьбе с информационным воздействием СССР в Финляндии в годы холодной войны.


«В советское время в „Некутику" ведущих сотрудников КГБ не было. Обычно они работали под дипломатическим прикрытием», — рассказывает Энберг. В РЦНК работали другие представители КГБ, как и во всех советских организациях за рубежом.


«„Некутику" занимался сбором информации и развитием связей. Через них разведка получала информацию о том, на кого следовало обращать больше внимания в вопросах вербовки», — рассказывает Эндберг.


Обычно у КГБ не было необходимости непосредственно вербовать кого-то, необходимых целей можно было достичь и на двусторонних встречах.


Согласно информации, опубликованной Финской полицией государственной безопасности Supo в 2009 году, выяснилось, что до 1980-х годов Supo уделяла особое внимание политической разведке СССР. Тогда основное внимание переместилось на научно-техническую разведку КГБ.


По данным, указанным в публикации, в 1980-е годы «Некутику» регулярно устраивал в Тёёлё после культурных мероприятий торжества для представителей разных сфер науки. Представители научно-технической разведки КГБ бродили среди гостей и вербовали их. Специалист по связям с общественностью занимался вербовкой довольно бесцеремонно, писала Supo в отчете 1984 года.


Когда в 1991 году СССР распался, центры ушли под контроль Российского агентства международного сотрудничества и развития. В 1993 году Helsingin Sanomat писала, что связь с разведкой была значительным уроном для репутации центра.


«Деятельность КГБ в РЦКН закончилась вместе с распадом СССР», — сказал тогда в интервью руководитель центра Валерий Корягин.


И Корягин не врал. Ведь деятельность КГБ была разделена в 1991 году между двумя организациями — ФСБ и СВР.


До 1996 года Службой внешней разведки СРВ руководил Евгений Примаков. Позже он стал премьер-министром при президенте Борисе Ельцине. Сейчас его внук Евгений Примаков-младший руководит всеми центрами «Россотрудничества», то есть Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству.


В 2012 году в России был одобрен указ «О стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года». Согласно этому указу, «современное российское общество объединяет единый культурный (цивилизационный) код, который основан на сохранении и развитии русской культуры и языка». В стратегии национальной политики также стоит цель по «увеличению количества российских культурных центров».


Цель РЦНК в Финляндии — укрепление взаимного доверия граждан соседних стран и взаимопонимания при помощи культуры, образования и науки.


По мнению Петра Яхменева, добрососедские отношения очень важны, поскольку в Финляндии проживают около 90 тысяч русскоязычных. В России, в свою очередь, проживают представители финно-угорских народов.


На языковых курсах при РЦНК ежегодно проходят обучение около 200 человек. Кроме этого, центр проводит концерты, выставки, литературные и дискуссионные вечера. Традиционно проводится Масленица и финно-угорский фестиваль «Вереск».


В августе 2019 году Центр принял участие в мероприятии «Ресторанный день». Предлагались национальные финно-угорские блюда и напиток из собранного вручную иван-чая.


Прошлым летом «Россотрудничество» создало свой буккроссинг, службу по обмену книгами. Одна из таких точек находится в Хельсинки.


В декабре 2020 года Хельсинки и Санкт-Петербург отпраздновали день рождения поезда «Аллегро» фотовыставкой. В праздничном мероприятии приняли участие руководитель «Россотрудничества» Евгений Примаков, министр финансов Матти Ванханен (Matti Vanhanen) и председатель Комитета парламента Финляндии по иностранным делам Мика Ниикко (Mika Niikko).


В марте 2021 года РЦНК в Финляндии провело мероприятие в модном приложении Clubhouse. В тот же день по распоряжению Примакова название Центра было изменено: теперь в Фейсбуке указано название «Русский дом».


На время пандемии деятельность организации перешла в интернет. Руководитель центра Петр Яхменев говорит, что в прошлом году число подписчиков в Facebook выросло на 20%, а в Instagram — на 60%.


Российские центры науки и культуры показывают другим странам российскую картину мира. Их задача — продвигать интересы России и заботиться о россиянах, живущих за рубежом. В 2009 году их представителей сделали частью дипломатической системы России.


По словам Яхменева, общий бюджет центров сравнительно небольшой — примерно четыре миллиарда рублей, то есть 45 миллионов евро.


Петр Яхменев заметил, что к работе РЦНК часто относятся с недоверием.


«Чего мы только не слышали в последнее время о нашей работе. Нас называли, в том числе, „Центром пропаганды"».


Яхменев называет целью работы Центра в Хельсинки улучшение диалога культур и укрепление взаимодействия между разными регионами, организациями, молодежью и соотечественниками.


«Я уверен, что отношения между людьми крепче, чем какие бы то ни было разногласия, границы или время».



Рекомендуем

Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!