Встречайте: Мария Бакалова, яркая звезда сиквела «Бората» (The New York Times, США) - «Культура»

  • 00:04, 21-ноя-2020
  • Культура
  • Edgarpo
  • 0

© Amazon Studios, 2020Главный герой нового фильма о Борате — не Саша Барон Коэн, а Мария Бакалова, которая сыграла его дочь Тутар. Она рассказывает NYT, как в США относятся к актрисам из Восточной Европы, и делится впечатлениями от съемок в нашумевшем фильме. Отдельно она останавливается на скандальном эпизоде с Джулиани.

Конечно, Саша Барон Коэн — звезда «Следующего фильма о Борате», но настоящей его героиней стала Мария Бакалова.


В этой нашумевшей пранкерской комедии, которую сейчас показывают на платформе Amazon, Бакалова играет Тутар Сагдиеву, забитую 15-летнюю дочь титулованного казахского журналиста. В его роли — Барон Коэн.


Тутар выросла в амбаре и от своего отца-невежды получила плохое образование. Каким-то образом Тутар удалось стать спутницей Бората в его последнем путешествии в США. Она стала наживкой и соучастницей в хитром плане отца, целью которого было доставить девушку к вице-президенту Майку Пенсу.


Пройдя через множество неловких встреч с ничего не подозревающими жертвами, Тутар осознает собственную ценность, одновременно привлекая внимание к молчаливой (а иногда и не слишком молчаливой) мизогинии, которая ее окружает. Эта роль стала прорывной для Бакаловой, 24-летней болгарской актрисы, чьи прежние появления в фильмах и сериалах (среди них — итальянская криминальная драма «Гоморра») стали всего лишь предвестием признания, которое она снискала, сыграв наивную девушку-подростка, не знающую, что женщины могут читать, водить машину и мастурбировать.


На конференции в Зуме 10 октября Бакалова рассказала, что, по ее мнению, продолжение «Бората» — это прежде всего история об образовании и освобождении Тутар. «Это кино о том, как девушка может и должна повзрослеть, — говорит актриса, которая сейчас находится в Лос-Анджелесе, где теперь живет. — А еще о том, что люди не относятся к тебе как к равной только потому, что ты женщина, и о том, какой у тебя есть выбор».


Заметная роль в американском фильме первого ряда дала Бакаловой приятную возможность почтить родную страну.


«Обычно такое с нами, болгарами, не случается, — говорит актриса. — Чаще всего нам достаются очень-очень маленькие роли в две-три реплики: проститутка или мафиози. Я очень благодарна Саше, который позволил восточноевропейской актрисе сыграть сильный, сложный, неоднобокий характер».


Далее Мария Бакалова рассказывает, каково ей было работать над «Следующим фильмом о Борате». Она говорит о сотрудничестве с Бароном Коэном и о сцене с участием Джулиани, которая привлекла к себе столько внимания. Ниже вы найдете выдержки из этой беседы.


— Как прошло ваше детство в Болгарии? Как вы стали актрисой?


Мария Бакалова: Когда мне было лет пять-шесть, я начала петь, а потом и учиться играть на флейте. Но в какой-то момент мне захотелось большего. Я хотела сбежать от реальности. А играя роль, можно стать кем-то другим. Можно сделать все, что угодно. Можно жить на Марсе. Я просто обожала скандинавское кино и движение «Догма 95» и вдохновлялась такими актрисами, как Мерил Стрип, Николь Кидман, Натали Портман, — их силой, важными историями, которые они рассказывали.


— А вы когда-нибудь устраивали розыгрыши?


— Вообще говоря, нет. Я была сверхдисциплинированным ребенком. Читала слишком много книг. В возрасте 15-16 лет я просто помешалась на Достоевском. Когда вышел первый фильм о Борате [в 2006], мне было 10 лет, поэтому я, пока не получила эту роль, фильма не видела. Даже если бы я его и посмотрела, то точно бы не поняла.


— Как вышло, что вам дали роль во второй части?


— От одного друга я узнала, что идет просмотр на главную роль в голливудском фильме. Ну и я сразу решила, что это невозможно. Мы же из Болгарии. На самом деле никто нас в главных ролях не видит. Но я все же отправила свои видео, а потом они пригласили меня на экранные пробы в Лондон. Но проект был настолько секретным, что я даже сомневалась, что он вообще существует. Я была уверена, что речь идет о торговле людьми. Я понятия не имела, что встречу Сашу, это был сюрприз.


— Как шла работа с ним в Лондоне?


— Экранные пробы заняли три дня. В первый день мы немного порепетировали. На второй день мы работали с реальными людьми. Они должны были верить, что мы настоящие. Мы работали под прикрытием.


— То есть вы вместе с Сашей играли Тутар и Бората. А кем были ваши партнеры? Как вы их выбирали?


— В одном ужасно милом доме мы встретили приятную пожилую пару из Англии. И мы стали с ними общаться в этой нашей безумной манере. Я не уверена, что могу точно сказать, как они это восприняли. В то же время не стоит забывать, что волшебство все же случается. Саша —тот самый человек, который знает, как управлять всей этой машинерией.


— Когда вы начали съемки фильма, как Саша описывал характер Тутар?


— Саша объяснил, что Тутар должна быть такой же безумной, как Борат, может быть, даже еще безумней. Она должна быть совсем не от мира сего, вообще не отличать черного от белого, но в путешествии она учится быть нормальным человеком. Это сатирическое кино, полное преувеличений, но Саша заставил меня задуматься, как бы я сама себя чувствовала, если бы жила этой жизнью, пусть она и ненастоящая. Он спрашивал: а тебе бы понравилось, если бы люди с тобой так обращались, ты была бы счастлива, если бы главной целью твоей жизни было выйти замуж и жить в клетке?



— И как же ее точка зрения была извращена тем сексистским руководством, которое дало ей ложную информацию о ее теле?


— Это руководство — метафора того, как общество и патриархат требуют от нас вести себя, и чего ожидают от нас люди. Мне нужно стыдиться, что у меня менструации? Стыдиться, что у меня на теле растут волосы? Стыдиться, что я женщина? Именно в это Тутар верит в начале фильма. А Саша хотел показать, что в 2020 году людям уже пора относиться друг к другу как к равным.


— Когда мы встречаем Тутар, кажется, будто она полностью деградировала. Как вы работали над этими сценами?


— Я была будто под гипнозом. Просто делала и все. Мы решили, что я отращу волосы на теле. В Лос-Анджелесе почти все время очень жарко. Каждый раз, когда я надевала платье или топ, были видны волосы у меня под мышками и на ногах. И это было так себе. А на лице волосы у меня никогда не растут. Я очень старалась, но брови так и не отросли. Так что все, что на лице, — заслуга визажистки Кэти Фрей, но остальное — натуральное. Так интересно было: когда я наконец побрилась, то чувствовала, как ветер обдувает руки и ноги.


— Было ли вам в какие-нибудь моменты тяжело оставаться в роли?


— Когда Саша начинает вот это все, а ты стоишь рядом, у него делается такое суперсерьезное лицо. Мне нужно было делать вид, что все в порядке вещей. Но он такой забавный. Иногда сцена была настолько смешной, что я просто не могла удержаться от хохота. Ничего хорошего, конечно, ведь тогда люди могли понять, что это шутка. Саша научил меня хитрости: скрестить и сжать пальцы — помогает перестать смеяться.


— А были ли люди, которым ты симпатизировала? Джиниз Джоунз, та женщина, которую наняли няней к Тутар, была с тобой очень добра. Ты чувствовала, что обманываешь ее?


— Мы провели с Джиниз пять-шесть часов, и на экране вы видите именно ее. Она невероятная. Она не актриса — она просто хотела помочь Тутар научиться себя ценить, следовать за своими мечтами, помочь ей с образованием. Нам нужны такие люди, как Джиниз. Она ангел.


— Был ли момент, когда вы чувствовали себя в физической опасности?


— Саша — мой небиологический отец и навсегда им останется. Поэтому с самого начала я ему доверяла и знала, что он не подвергнет меня опасности. К тому же за нами следовала команда охранников, которые в любой момент могли нас спасти. Возможно, в той сцене в отеле, когда Руди Джулиани вызвал полицию, я немного испугалась, что что-нибудь может произойти. Но, к счастью, мы сбежали.


— Вы знали, кто такой Джулиани, перед тем как записывать с ним интервью?


— Я знала, кто он, ведь об 11 сентября знают все. Это один из тяжелейших моментов истории. Но я не американка. Я не вмешиваюсь в американскую политику. Не думаю, что я достаточно знаю о ситуации в США и их политической системе. Саша давно тут живет, я ему доверяю.


— Как вы с Сашей готовились снимать эту сцену?


— Мы обсуждали разные сценарии. Как мне себя вести, так или иначе? Что мне делать? Кто умнее? Но во всех сценариях я была уверена, что Саша спасет и меня, и сцену, поэтому полной катастрофы точно не будет. Он мой ангел-хранитель.


— Но вы нервничали, когда думали о ее съемках?


— Да. Нервничала. Сердце так и колотилось. Но Саша держал себя так, будто переживать не о чем. Так что берешь свои нервы, принимаешь и используешь их — и они тебя выручают, что бы ни произошло.


— Джулиани заявил, что никогда не вел себя с вами непристойным образом, что он просто заправил рубашку, но зрители уверены, что он сделал что-то противоправное. Что же случилось в этой сцене?


— (Смеется) Я видела столько же, сколько и вы. Если вы смотрели кино, то там было все, что мы хотели сказать. Мы хотели, чтобы люди посмотрели фильм и сами решили, что увидели.


— Но сами вы как-то объяснили для себя его поведение?


— Кажется, я там стою спиной [к камере], что он делает, мы видим в зеркале.


— На ваш взгляд, что происходило? В комнате никого, кроме вас и него, не было. Вы видели какие-нибудь другие признаки того, что же он там делает?


— (Длинная пауза) А что он, по вашему мнению, делал?


— Мне кажется, обе интерпретации могут быть верными. Но меня там не было, а вы были. У вас есть на этот счет мнение?


— Саша быстро вбежал в комнату, он волновался обо мне. Замешкайся он, не знаю уж, что бы случилось. Но он вошел вовремя.


— Джулиани думал, что Тутар 15 лет, когда согласился дать интервью?


— О встречах с людьми договариваюсь не я. Когда дело доходит до сцены, я просто играю, не представляясь. Не уверена, что имею понятие о том, что он знает и чего не знает.


— Над Джулиани все смеются и критикуют его за то, как вы с создателями «Бората» его развели. Вам за это неловко?


— Такие фильмы просто представляют людей в истинном свете. Джиниз предстает в истинном свете. Обнаруживается настоящий характер леди в синагоге [Джудит Дим Эванс]. И Руди тоже предстает как он есть. Мы несем ответственность за свои поступки. Поэтому нет, мне не неловко.


— Что нового вы узнали об американцах, когда после выхода фильма стали жить среди них?


— Мне было очень радостно видеть, как счастливы были люди в прошлые выходные [после выборов президента]. Ведь в моей стране много лет, под разными режимами, люди не имели права голосовать. А теперь я вижу, что люди и правда голосуют, а потом на улицах все празднуют, плачут, танцуют, поют. Это было одно из самых прекрасных впечатлений в моей жизни. Очень вдохновляет, что впервые в истории вице-президент — женщина. Как в кино: женщина может сделать все, что угодно. А иногда мы можем что-то даже лучше мужчин.



Рекомендуем

Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!