Монашество и секс: истории из жизни (Raseef22, Ливан) - «Религия»

  • 00:01, 21-июл-2020
  • Статистика / Мобильные технологии / Большой Кавказ / Мнения / Мир / Энергетика / Спорт / Новости дня
  • Novosti-Dny
  • 0

© CC0 / Public Domain, ArmonYa per essereBene / Pixabay | Перейти в фотобанкНекоторых может удивить тот факт, что люди решают отказаться от удовлетворения своих сексуальных потребностей, но этому есть объяснение, считает психолог Басма аль-Манли. Монашество — это выбор. Однако не все способны справиться с запретами. Откровения монахов и расстриг — в статье Raseef22.

«Уйдя из монашества, я познакомилась с человеком, который также покинул монашеский орден. Мы решили пожениться, но затем разошлись, после чего я познакомилась с несколькими людьми, с которыми имела сексуальные отношения. Однако, меня всегда беспокоил излишний акцент на сексе и использование женщины для удовлетворения своих желаний, когда не придается никакого значения эмоциональным и духовным аспектам отношений», — рассказывает Джоэль Камель (41 год), ливанская переводчица, прожившая в монастыре 17 лет. Сегодня она считает, что секс не является чем-то запретным, но нельзя злоупотреблять им или использовать женщину лишь как средство для удовлетворения своей похоти.


Джоэл сетует на недостаточное уважение к женскому телу и отсутствие высокой нравственности в обществе: «Есть большая разница между сексом как выражением любви, что сегодня встречается редко, и постоянными попытками эксплуатировать женщин. Проблема не в сексе, а использовании женщины как объекта для получения секса, когда в ней не видят человека».


В настоящее время Джоэль живет как обычный человек. Она научилась уделять должное внимание себе и своему телу и стремится к внутреннему равновесию.


Впервые мысли о монашестве посетили ее, когда ей было 15 лет. Два года спустя она приняла решение уйти в монастырь, но сделала это, когда ей было 20 лет. На тот момент у нее не было опыта сексуальных отношений. Она провела в монастыре 17 лет, пока не покинула его в 2016 году.


При этом Джоэль выросла в семье, далекой от монашества. «Тогда я не была религиозной, просто однажды у меня возникла такая идея. Я собиралась на встречу с друзьями, когда в голове стали звучать молитвы и на душе воцарился абсолютный покой».


Джоэль отказалась от монашества из-за фибромиалгии. Это заболевание поражает нервы и мускулы и требует образа жизни, который противоречит аскетизму православного монашества. Она призналась: «Монашеская жизнь больше не подходила мне, как раньше, и монахини не искали решения моей проблемы, чтобы я могла жить в монастыре и дальше, а невежество и пренебрежение лишь усиливали испытываемое мной психологическое давление».


Она объясняет свою болезнь следующим образом: «Я выросла в другой среде, и у меня открытый характер. Я не справлялась с некоторыми трудностями, а также не могла поститься, поскольку это усугубляло состояние моего здоровья. В результате я предпочла радикально изменить свой образ жизни».


Сейчас, глядя на свое прошлое, Джоэль приходит к выводу: «Монашеская жизнь подходит далеко не всем людям, поскольку человек имеет сексуальные потребности. Монах должен быть верен себе. А если он ощущает непреодолимое сексуальное желание, значит, он должен попросту покинуть монастырь и жить обычной жизнью».


Как рассказывает ливанка, в монастыре служительницы не встречаются с мужчинами, и церковная система не позволяет им отвлекаться на свои мысли: «Я почувствовала, что Божья благодать остается со мной повсюду».


Размышляя сегодня о теле и его потребностях, Джоэль считает, что человек должен любить свое тело и душу, так как они являются своего рода мостом к любви к Богу и другим людям. «Тот, кто не знает, как любить себя, не сможет полюбить Бога и людей. Это ошибочная религиозность», — такое заключении сделала Джоэль.


История Рони (вымышленное имя) похожа на опыт бывшей ливанской монахини, правда, с другими деталями.


Мужчина покинул монастырь в возрасте 30 лет по причинам, не связанным с сексом, браком или непреодолимыми желаниями. Он рассказал нам о своем опыте: «Сексуальные желания не были моим приоритетом и не превращались для меня в проблему, с которой бы нужно было бороться. Возможно, дело в том, что у меня отсутствовал опыт сексуальных отношений до становления монахом. Похоть была чем-то незаметным, хотя, конечно, сексуального желание присутствовало».


Мы задали Рони много вопросов, ответа на которые он не знает, и это нормально. Вещи, которые, как мы предполагаем, являются важными для одного человека, не обязательно должны быть в числе приоритетов другого. Они могут вообще его не заботить.


Когда мы спросили, не жалеет ли он об упущенных возможностях и отказе от сексуальных потребностей в период монашества, он ответил: «В моей жизни не было сексуального аспекта и многих других вещей, но в то же время я не был бы тем, кем являюсь сегодня без тех лет, что провел в монашеской системе».


«Я люблю то, что посвящаю свою жизнь Господу».


«Как и другие люди, увидев привлекательного человека, я могу почувствовать влечение к нему, так как Бог создал его по своему образу и подобию», — начала свой рассказ сестра Мари Джумаа (30 лет) в беседе с Raseef22. Она добавила: «Это влечение восходит к человеческой доброте и не носит сексуальный, физический характер».


Сестра Мари считает, что со временем человек привыкает к жизни без секса и он перестает быть навязчивой идеей. По ее словам, либидо исчезает, хотя как и большинство женщин, она сталкивалась с гормональными изменениями, которые влекли за собой разные последствия. По мнению ливанской монахини, примирение между сексуальным желанием и монашеством происходит посредством молитвы, которая играет важную роль в преодолении внутреннего конфликта, в дополнение к занятиям спортом, ходьбе, физическому труду, сельскому хозяйству и образованию.


Окружение Мари повлияло на ее решение стать монахиней. Она выросла в религиозной семье в городе Дейр-эль-Ахмар на севере Бекаа, жители которого, как правило, религиозны, а ее тетя и кузина тоже когда-то ушли в монастырь.


Сестра Мари утверждает: «Если человек воспитан в религиозной семье, это влияет на него, особенно если он рос в безопасной среде. Жизнь в таких условиях взращивает в нем определенные чувства».


Уже в возрасте 15 лет ее стали занимать серьезные вопросы: «Есть ли у меня миссия, как у них, посвятить всю свою жизнь Господу? Или у меня есть другое послание в жизни?» Сестра Мари сказала: «Я чувствовала, что у меня есть миссия, которую я должна выполнить. Мне нравится находиться в монастыре, посвящая свою жизнь служению Господу». Она приняла решение уйти в монахини в 16 лет и живет там уже 14-й год.


В монастыре сестра Мария обнаружила: «Есть много слабых людей. В конце концов, секс — это удовольствие, которое мы хотим испытать, но все зависит от убеждения. Можно сеять целомудрие, послушание, аскетизм и оставаться чистым».


В то же время она признается: «Может быть, мне было легче, чем другим, ведь я ушла в монастырь, будучи невинной. Когда чего-то не знаешь, то и не просишь этого. До решения стать монахиней у меня не было никакого сексуального опыта и каких-либо таких привычек, и после него ничего такого также не было».


Иногда во сне Мари воображает, что занимается сексом с мужчиной или оказывается в других ситуациях сексуального характера, но просыпаясь, она спрашивает себя: «Это сознание или подсознание заставляет меня думать о сексуальных отношениях?»


«Я пережила множество моментов слабости, особенно потому, что являюсь одной из женщин, мечтавших создать семью и иметь детей. Решение уйти в монахини заставило меня отказаться от двух вещей, которые для меня много значили: моей семьи, потому что теперь я нахожусь вдали от нее, и создания новой христианской семьи с человеком, которого люблю».


Мария не избежала моментов слабости, но сталкиваясь с ними, она спрашивала себя: «Считаю ли я, что могу преодолеть эти слабости или нет? Если это так, то хорошо, и опыт закаляет, делает тебя сильнее, но если я не могу справиться со слабостью, это значит, что я нахожусь не на своем месте и создаю неверную картину о монашестве».


Сестра Мари решила принять постриг, чтобы стать членом большой семьи — монахов и Господа. «Я верю в вечную жизнь рядом с Господом, ангелами и святыми, потому что все на земле смертно, и я стараюсь оставаться смиренным слугой нашему ордену, церкви и всем людям», — сказала монахиня.


Как поясняет ливанская монахиня, монашеский орден — это не армия, здесь нет законов, которые исполняются, а потом это исполнение оценивается. Она добавила: «Как женщина, иногда я сталкиваюсь с ситуациями и испытаниями вне монастыря или в своей комнате, и никто не следит за мной, но есть личная ответственность за выполнение своей миссии. Монахиня предана своему делу. Другими словами, если даже она может лгать другим, невозможно лгать самой себе. Монашество — это выбор».


Сублимация


Некоторых может удивить тот факт, что люди решают отказаться от удовлетворения своих сексуальных потребностей, но этому есть психологические объяснения. «Человек, воздерживающийся от сексуальных отношений, — это тот, кто преобразует свою сексуальную энергию в достижение социально одобряемых целей», — рассказала в беседе с Raseef22 доктор Басма аль-Манли, клинический психолог.


Таким образом, сексуальная энергия монаха направляется на социально значимые цели в рамках механизма, известного как «сублимация». Это процесс переключения сексуальной энергии на другие интересы.


Что касается монашеской жизни христиан, отец Григорий Стефан, глава монастыря Богоматери в Ливане (Кафтун, Кура) говорит: «Мы должны подражать Господу и стараться приблизиться к нему до такой степени, в какой это вообще возможно для человека. Единственное средство достижения этой цели, как учит Библия, это вера и исполнение божественных заповедей из любви к Господу».


В беседе с Raseef22 он отметил: Христианское монашество — это посвящение себя Богу всем сердцем, умом и мыслями, когда ты не растворяешься в заботах о мирском. Эта не человеческая, а божественная любовь, результат человеческого отклика на поток Божьей любви в нем. Это чистота сердец, которые любят Бога больше всего на свете«.


Отец Григорий считает: «До грехопадения наши помыслы были абсолютно невинны. Мы не знали, что такое зависть, хвастовство, не мыслили о другом, не радовались греху и никого не осуждали. Это были вечная добродетель и непрерывный диалога с Создателем, но после грехопадения человек утратил ту связь с Богом. Его разум стал рассеян из-за грехов и страстей, человек с легкостью погрузился в мирские дела и забыл Господа. Его разум перестал желать Царства Божьего и теперь стремится к чувственному, материальному, земному».


По словам отца Григория, разум воспринимает окружающую действительность через зрительное, слуховое восприятие и память. Следовательно, покой и изолированность от мира облегчают контроль над разумом, помогают избежать рассеянности. Другими словами, телесный покой ведет к спокойствию ума и мыслей.


Он отмечает, что если душа не освобождается от всяких мыслей, разум не может достичь состояния для чистой молитвы и соединиться с сердцем. Согласно учению Иисуса, недостаточно того, что мы не грешим — внутри нас должны погибнуть сами истоки греха, то есть порочные, злые желания. Это называется внутренним очищением человека или очищением его сердца. Так человек перерождается по образу Иисуса Христа.


Отец Грегорий рассказал о монашеских орденах, которые существуют в Ливане: «Это либо католические (марониты являются частью этой церкви), либо православные ордена».


"Монашеские ордена следуют двум различным моделям монашеской жизни. Эти модели существуют как в Ливане, так и во всем христианском мире в целом. В православной церкви речь идет об исихазме, в основе которого лежит аскетический образ жизни, каким он практиковался с самого начала. В католической церкви это пастырство. Католики в Ливане составляют меньшинство.


Разница, по его мнению, заключается в том, что исихазм отличается полным уходом из мира и подразумевает духовное служение миру посредством молитвы и духовного смирения. Что касается пасторства, то оно заключается в практическом служении миру путем предоставления литургических услуг в приходах или через работу в различных учреждениях, созданные и управляемых монахами и монахинями. Время, которое монах-исихаст отдает молитве, пастор отводит служению обществу, а молитва отходит на второй план.



Рекомендуем


Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!