Историк: судьба поляков, сосланных в Сибирь была тяжелой, но все не столь однозначно (Polskie Radio, Польша) - «Общество»

  • 12:07, 29-сен-2019
  • Власть / Новости дня / Омск / Большой Кавказ / Общество / Курган / Матчи / Спорт / Скандалы
  • Edgarpo
  • 0

© CC0 / Public Domain, Aleksander Sochaczewski | Перейти в фотобанкИсторик рассказывает о судьбе польских повстанцев, сосланных после восстания 1863-1864 годов против Российской империи в Сибирь. Бывшие повстанцы под воздействием естественных процессов осваивались в новом окружении, менялось и отношение местных к полякам, многие из которых так и остались в Сибири.

Январское восстание 1863-1864 годов против Российской империи было последнем вооруженным выступлением поляков, в попытке вернуть свободу, окончательно утраченную после третьего раздела Польши в 1795 году.


Поражение Январского восстания привело к жестким репрессиям со стороны царской власти, которая пыталась раз и навсегда подавить сопротивление поляков. В Сибирь пошел очередной поток тысяч польских ссыльных. Тема польских восстаний XIX века и сибирских ссылок является одной из центральных для польской историографии, которая посвятила ей массу литературы. Тем не менее, остается еще масса неисследованных вопросов.


В этом году вышла в свет важная публикация о судьбе январских повстанцев, которые после поражения восстания оказались в сибирской ссылке. Речь идет о двухтомном собрании документов «Участники Январского восстания, сосланные в Западную Сибирь, в восприятии российской администрации и жителей Сибири». Это собрание документов является трудом польско-российского коллектива историков, изданным в Кельце в серии «Поляки — Сибирь. XVIII-XIX век». В нем размещены официальные документы царской администрации, мемуары, письма и дневники.


О том, как воспринимались польские ссыльные властью и населением Западной Сибири мы попросили рассказать профессора Веслава Цабана из Университета Яна Кохановского в Кельце, который является ответственным с польской стороны за этот научный проект.


Исследователь отмечает, что публикация этих документов проливает свет на ситуацию участников Январского восстания 1863 года, сосланных в Сибирь, которая была более многогранная, нежели это принято считать:



В польской историографии существует миф о том, что судьба поляков, сосланных в Сибирь на каторгу, была необычайно тяжелой. Безусловно, их судьба была тяжелой. Ведь, сослать кого-то из Варшавы в Тобольск, Омск, Иркутск или в какой-то поселок уже само по себе было наказанием. Однако, мы не можем это рассматривать только так. Эти поляки также внесли большой вклад в экономическое развитие местностей, в которых они очутились. Кроме того, эти отношения не были столь враждебными, какими мы их до сих пор себе представляли.


Польские повстанцы, сосланные в Сибирь, для царской администрации, были подрывным элементом, и поэтому были попытки ограничить их влияние на других ссыльных и на местных жителей. Исследователь подчёркивает, что, хотя такое отношение со стороны властей наблюдалось, но отношения между поляками и населением Сибири были более сложными:


Безусловно, среди некоторых высоких чиновников такое отношение было. Однако, в общем считалось, что если кого-то сослали в Сибирь, то он уже не представляет опасности. Это необходимо ясно подчеркнуть. Правда и то, что в центральные власти поступали многочисленные доносы, сами поляками писали друг на друга. Доносы писали царские чиновники, полиция, местное население. Главным образом, человек писал донос, чтобы что-то получить, поскольку он и сам был на учете у властей. Благодаря доносам мы узнаем, как велись следствия, а они нередко длились годами. Среди материалов доносов мы нашли много информации, свидетельствующей о том, что отношения между ссыльными и местным населением не были такими, какими мы их себе до сих пор представляли. Сначала считалось, что поляки едят детей. Хотя, в то время, в Польше ходили слухи, что евреи, скажем убивают детей, чтобы взять их кровь на мацу. Подобного рода отношение имело место в восприятии и отношении к полякам. Но очень скоро установились контакты и все начало меняться.


Профессор Цабан привел один интересный пример:


Одного участника Январского восстания сослали в деревню и один человек привел его к себе домой. Его жена устроила ему ужасный скандал, мол почему он привел в дом поляка, который ест детей и выступает против «белого царя». Однако постепенно завязался разговор. Женщина спросила гостя, крещенный ли он. Тот ответил утвердительно и в доказательство показал ей медальон с изображением Ченстоховской Матери Божьей. Такие медальоны были очень важными при установлении контактов. Когда женщина убедилась, что гость крещенный, то, как это принято в Сибири и России, на столе появилась водка и вся семья подружилась с поляком. Он им помогал по хозяйству. Безусловно, такого рода вещи происходили. Равно как и правдой является, то, что было изображено на картинах таких польских художников как Александр Сохачевский или Яцек Мальчевский [на которых изображена тяжелая судьба польских ссыльных]. Мы это также должны принимать во внимание. Ситуации были самыми разными.


Со временем многие бывшие повстанцы под воздействием естественных процессов осваивались в новом окружении. Историк при этом подчеркивает, что вопрос русификации не является столь простым, как может показаться на первый взгляд:


Это парадокс, но в Сибири было сложнее русифицироваться, чем в Царстве Польском. После Январского восстания было объявлено несколько амнистий и поляки могли вернутся на Родину. Однако часть, в особенности крестьяне, осталась. Почему они остались? Ситуация крестьян в Сибири была лучше, чем в Царстве Польским. У них в Сибири было, как говорят русские, «сколько угодно» земли для обработки. В Царстве Польском у крестьянина был какой-то кусок земли. Многие польские крестьяне остались в Сибири. Однако мы не можем определить сколько именно таких было. Мы проводили заседание исследователей и пытались выяснить, как можно прийти к тому, чтобы определить сколько поляков осталось в Сибири, особенно выходцев из самых низких слоев.


Как известно, если поляк не перешел в православие, он не мог жениться на русской. Однако, в конечном счете это были неофициальные браки, а если в них родились дети, то власти в какой-то степени соглашались с ними. Дети из таких браков, где мать была русской, уже, как правило, не особо знали польский язык. Они просто русифицировались.


Профессор Цабан отмечает, что документы свидетельствую о том, что первичный негативный стереотип о поляках среди жителей Западной Сибири отходил в небытие, после того как поляки стали принимать участие в жизни местного населения:


Хватало только того, чтобы поляки помогли здешним жителям и представление о них менялось. Приведу пример Кургана, где было много польских ссыльных из Литвы и Беларуси. Это были сыновья землевладельцев. Сначала на них писали доносы. Но, когда поляки начали заниматься торговлей и ремесленничеством, установились контакты, то все начало меняется. Скажем, в 1866-1868 годах ситуация в Кургане была напряженная, но потом все нормализировалось. Понятное дело, во многом все зависело от одной и другой стороны.



Рекомендуем


Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!