«Сексуальный маньяк»: 20 женщин обвиняют актера Ноэля Кларка в том, что он их лапал, третировал и домогался (The Guardian, Великобритания) - «Общество»

  • 00:00, 05-май-2021
  • Мнения / Видео / Власть / Статистика / Большой Кавказ / Звезды / Мобильные технологии / Здоровье / Фото репортаж / Спорт / Технологии / Бизнес / Матчи / Чемпионат / Политика / ДНР и ЛНР / Космос / Общество
  • Edgarpo
  • 0

© AFP 2021, Justin TALLISБританского актера Ноэля Кларка, звезду культового сериала «Доктор Кто», двадцать женщин обвиняют в преследованиях, домогательствах и тайных кастингах с обнажением. Газета The Guardian побеседовала с возможными пострадавшими и провела собственное расследование.

Смотрите также сюжет: Дело Вайнштейна


— Актер и продюсер категорически отрицает обвинения всех 20 женщин


— Британская академия кино и телевизионных искусств (BAFTA) временно отозвала его награду за выдающийся вклад в британское кино и приостановила его членство в академии

Джина Пауэлл работала у Кларка продюсером с сентября 2014 года по март 2017 — над фильмом «Шпана-3». Согласно тому, что Пауэлл рассказала The Guardian, Кларк постоянно домогался ее. Однажды он заявил, что, нанимая ее, изначально планировал «трахнуть ее и уволить», и лишь потом решил оставить в компании. Также она утверждает, что Кларк хвастался тем, что хранит откровенные фотографии и видео у себя на жестком диске, включая, по его словам, тайно снятые во время кастинга с обнажением.

Пауэлл говорит, что однажды Кларк показал ей тайно записанное видео с одного такого кастинга Джаханны Джеймс (Jahannah James) — актрисы, которая играет в «Шпане-3». Пауэлл рассказывала четырем человекам о том, что Кларк предположительно тайно снимает на кастингах, и все они подтвердили The Guardian, что такой разговор действительно был. В том числе и Джеймс, ее подруга, которой она рассказала об инциденте зимой 2017 года, в пабе на юге Лондона. Этот кастинг с обнажением проходил для фильма «Наследие» за четыре с лишним года до этого. Пауэлл смогла в точности описать, какая стрижка была у Джеймс в то время — обычно она носит длинные светлые волосы, но после некоей «парикмахерской катастрофы», она коротко их обстригла и вернулась к своему натуральному каштановому.


Джеймс вспоминает, как Кларк уговорил ее поучаствовать в кастинге на эту роль. Она колебалась. Ей было всего 23 года, и она только-только выпустилась из театральной школы. Но Кларк убедил ее, объяснив, что кастинг с обнажением записываться не будет. Ее агент в электронном письме подтвердил это соглашение. «Мне сказали, что это 100 % будет не на камеру», — сказала Джеймс. Как она поняла, кастинг с обнажением проводился лишь для того, чтобы проверить, что она действительно способна сниматься в подобных сценах — «не струсит и не сольется», когда до этого дойдет дело.


Кастинг был унизительным, вспоминает Джеймс, и после него она отказалась от этой роли: она не хотела обнажаться в своей самой первой актерской работе. The Guardian поговорила с двумя друзьями Пауэлл и Джеймс, которые тоже присутствовали в пабе в тот вечер, и они вспомнили, как эмоционально они обсуждали произошедшее. «Я была так расстроена, — говорит Джеймс. — Даже сейчас, когда прошло уже несколько лет, у меня слезы на глазах выступают при разговоре об этом».


Кларк отрицает, что он тайно снимал кастинги с обнажением или делился записями и фотографиями с Пауэлл. Директор по кастингу, присутствовавшая на кастинге Джеймс, назвала «совершенно немыслимым», чтобы Кларк втайне мог снять его, даже без ее ведома. «Он всегда был таким хорошим парнем», — сказала она.


The Guardian также связалась с другими сотрудниками Кларка, которые либо отказались от комментариев, либо отзывались о нем положительно. Среди них, например, гример, сказавшая, что у нее были «по-настоящему хорошие профессиональные отношения с Ноэлем» во время проектов, над которыми они работали вместе, и актриса, заявившая, что информация о противоправном поведении Кларка совершенно не соответствует ее личному опыту общения с Кларком, которого она называла «щедрым и отзывчивым».


Другие говорят, что Кларк действительно поддерживал коллег-актеров, но временами пытался использовать эти отношения.


Когда Джеймс было 22 года, Кларк помог ей поступить в театральную школу, а также добился для нее скидки на обучение. По ее словам, после того, как она выпустилась летом 2012 года, Кларк пошутил, что неплохо было бы подняться в номер отеля, где они встречались, и заняться сексом. Она считает, что она и другие предполагаемые жертвы были «молоды и наивны», когда Кларк предоставлял им профессиональные возможности, вот почему «это так долго не выходило на поверхность».


Поначалу Пауэлл и Джеймс воздерживались от публичных обвинений в адрес человека, который, по их мнению, обладает значительной властью в их профессиональной отрасли.


Несмотря на это, Пауэлл и Джеймс, а также несколько других женщин, с которыми поговорила The Guardian, согласились под запись озвучить свои настоящие имена в надежде, что благодаря этому им поверят. Остальные, включая несколько известных актрис, пожелали остаться анонимными — их псевдонимы отмечены звездочкой. Эти женщины работают практически на всех уровнях кинематографической иерархии и представляют целый ряд разных рас и этносов.


«Я хочу, чтобы люди это узнали, потому что меня бесит, что он может тайно снимать молодых актрис — которые и понятия не имеют, что на кастинге вовсе не обязательно раздеваться — и после этого получать премию BAFTA», — сказала Джеймс.


По многочисленным сообщениям, Кларк показывал коллегам откровенные фото и видео женщин, либо давал понять, что у него есть к ним доступ. Также его обвиняют в непрошенной рассылке откровенных изображений.


Кларк через своих адвокатов самым решительным образом отверг информацию, что он домогался или третировал Пауэлл, обращаясь с ней так, как она говорит. Также они сказали, что никакого жесткого диска с фотографиями обнаженных женщин у Кларка нет, кастинги с обнажением он тайно не снимал (в том числе Джеймс) и Пауэлл ничего подобного не показывал. Они назвали эти обвинения ложными и порочащими честь и достоинство их клиента.


Норвежский кинопродюсер Сюнне Сельтвейт (Synne Seltveit) познакомилась с Кларком в июле 2015 года. Она дружит с Пауэлл с киношколы. Пауэлл представила ее Кларку в частном клубе Soho House в Лондоне, где компания Unstoppable проводила деловые встречи. У Кларка и его друга VIP-билеты на турнир по смешанным единоборствам, проводимый организацией Ultimate Fighting Championship («Абсолютный бойцовский чемпионат») в Глазго, и они пригласили туда Пауэлл и Сельтвейт. Во время афтепати Кларк шлепнул Сельтвейт по ягодицам. «Мне это не понравилось», — говорит она.


23 июля 2015 года Сельтвейт отправила электронное письмо с почты ее продюсерской компании, поблагодарив его за выходные и выразив надежду когда-нибудь с ним поработать. Кларк ответил с адреса своей компании Unstoppable. «Был рад познакомиться, — написал он. — Было бы здорово когда-нибудь поработать вместе». Чуть позже пришло еще одно письмо: «И вот еще. Я тебе кое-что отправил в Snapchat, взгляни». Когда Сельтвейт открыла Snapchat, она обнаружила, что Кларк прислал ей фотографию голого эрегированного пениса.


Кларк отрицает, что шлепал Сельтвейт по ягодицам, и говорит, что не помнит, чтобы отправлял ей без спроса фотографию своего пениса. По словам его адвокатов, «очень маловероятно», что Кларк отправил такое изображение. Сельтвейт показала The Guardian копию «дикпика» (фотография мужского полового органа, отправляемая на мобильный телефон или личным сообщением в социальных сетях — прим. перев.), которая была помечена, как полученная от Кларка.


Другая женщина, которая обвиняет Кларка в рассылке непристойных изображений, — это Ева Сабалиаускайте (Ieva Sabaliauskaite), помощник продюсера фильма «Шпана-3». Во время вечеринки по поводу окончания съемки фильма 21 декабря 2015 Сабалиаускайте вышла на танцпол, чтобы продемонстрировать коллегам свои умения бывшей гимнастки, включая шпагаты. На следующий день Сабалиаускайте увидела Кларка в офисе в окружении группы людей. «Они хихикали и смотрели на меня», — рассказывает она.


Сабалиаускайте говорит, что Кларк показывали им ее фотографию в компрометирующем ракурсе и с оказавшимся на виду нижним бельем. Три других свидетеля рассказали The Guardian, что действительно помнят, как Кларк хвалился своей фотографией Сабалиаускайте. Сабалиаускайте говорит, что настолько отчетливо помнит изображение своих трусов на телефоне Кларка, что «могла бы все это нарисовать». Она вспоминает, как была подавлена: «Это было ужасно унизительно».


Она инстинктивно бросилась к Кларку, чтобы забрать телефон. Телефон упал, и у него разбился экран. «Он разозлился», — вспоминает она. Сабалиаускайте сказала, что взяла телефон, на котором было ее — подчиненной — фотография, сделанная им во время выступления, и отнесла его в мастерскую для починки. «Это был завершающий акт унижения», — говорит она. Адвокаты Кларка подчеркнули, что фотографию сняли, когда Сабалиаускайте публично делала шпагаты посреди танцпола, «под юбку» телефон ей никто не совал, и многие из присутствующих тогда людей могут это подтвердить. Они добавили, что Кларк потом просто «пошутил», показав изображение коллегам. Также они подтвердили, что Кларк попросил Сабалиаускайте починить экран, сказав, что она была помощником продюсера, и «такие задачи входили в ее работу».


Обвинения в нежелательном половом контакте


Несколько женщин также обвиняют Кларка в том, что он временами подвергал их нежелательному физическом контакту — целовал их, лапал и подвергал другим актам сексуального поведения, на которое они не давали согласия. В их числе Пауэлл, которая подробно рассказала The Guardian о событиях, происходивших во время ее рабочей поездки с Кларком в Лос-Анджелес в августе 2015 года. Однажды, рассказывает она, Кларк обнажился в машине. Она вспоминает, что сказала ему тогда: «Ноэль, это неправильно».


На следующий день, по словам Пауэлл, Кларк пригласил ее на обед и отругал. «Он сказал мне, что я заставила его чувствовать себя стариком». После обеда Кларк и Пауэлл отправились на деловую встречу. Когда они оказались одни в лифте, по словам Пауэлл, ее начальник облапал ее, заявив, что получает то, «что ему причиталось». Пауэлл вспоминает, как оттолкнула его: «Я сказала: Так не годится».


Адвокаты Кларка категорический опровергли версию Пауэлл об инцидентах в Лос-Анджелесе. Они обвинили ее в том, что она флиртовала и соблазняла его.


Лейла*, член съемочной группы, работавшей над фильмом, в котором Кларк играл и который продюсировал, рассказала The Guardian о похожем инциденте с Кларком, который, по ее словам, подверг ее нежелательным действиям сексуального характера на съемочной площадке в кладовой. «Он не только домогается, он еще хамит и хулиганит», — сказала она. Адвокаты Кларка заявили, что он не может конкретно ответить на это обвинение из-за того, что ему не представили никаких подробностей, но он решительно отрицает это обвинение.


Лейла сказала, что она не решилась рассказать об инциденте кому-либо на съемочной площадке, потому что Кларк был продюсером фильма, но она рассказала об этом своему бойфренду в 2018 году. (The Guardian поговорила с бойфрендом Лейлы, и он этот разговор помнит). «Это сказывается на отношении человека к самому себе как к профессионалу, — говорит Лейла. — Очень страшно думать, что меня использовал кто-то, кто знал, что я в уязвимом положении».


В 2004 году Мел* снялась в дебютном полнометражном фильме Кларка «Шпана». Она была подростком, когда прошла кастинг, и Кларк, который был на 10 лет старше, ее напугал. «Он был мужчиной сильно старше меня, и он был автором сценария, — объясняет она. По ее словам, однажды незадолго до начала съемок, он «засунул язык ей в рот». После этого, как она рассказывает, сексуальные домогательства с его стороны случались постоянно. Мел говорит, что Кларк мог схватить ее, когда она проходила мимо на съемочной площадке, трогал ее за талию и пытался поцеловать. Она не решалась что-то говорить по этому поводу, ведь «Шпана» была фильмом Кларка. «Мне неприятно сейчас осознавать, насколько чертовски уязвима и неопытна я была в том возрасте, — говорит Мел. — Я была слишком напугана, чтобы что-то сказать». Кларк категорически отрицает, что он к кому-то домогался или лапал кого-то на съемках «Шпаны».


Когда Кларк начал готовиться к съемкам «Шпаны-2», вышедшему в 2007 году, он попросил Мел поучаствовать и в сиквеле. «Я прочитала сценарий и увидела, что там была полноценная сцена секса с Ноэлем», — говорит Мел. Учитывая, что Кларк до этого ее домогался, Мел не чувствовала бы себя в безопасности, изображая на съемках секс с ним. Когда она отказалась сниматься в этой сцене, Кларк, по ее словам, стал грозить, что ее карьере придет конец. «Он сказал: „Работы у тебя больше не будет"». Она говорит, что Кларк «сексуальный маньяк» и что он «токсичен», но нагло морочит всем голову. Кларк отрицает все эти обвинения и говорит, что никогда ей не угрожал.


Летом 2008 года ассистент режиссера Анна Авраменко (Anna Avramenko) проходила стажировку на съемках фильма «Попали» (Doghouse). Кларк играл в фильме и однажды во время съемок подошел к ней: «Он начал пытаться поцеловать меня в губы на глазах у всех». Она говорит, что ясно дала понять Кларку, что не хочет, чтобы он ее целовал, повернувшись щекой и сообщив, что у нее есть бойфренд. «Он пробовал провернуть это со мной раз пять, а может, и больше», — говорит она. Кларк категорически отрицает эти обвинения.


Предполагаемый харассмент Кларка касался женщин, которые работали на всевозможных позициях: от стажера до актера, от арт-директора до продюсера. Бекки* была членом съемочной группы во время работы над фильмом, который Кларк снимал в 2011 году. Однажды, по ее словам, он прижал ее к стене в гримерке. «Я за долю секунды приняла решение, что, притворившись „своим парнем", легче всего будет выйти из этой ситуации, так что я засмеялась и вырвалась, — рассказывает она. — Но мне после этого было очень дискомфортно, и я считаю такое поведение неприемлемым». Адвокаты Кларка говорят, что он не может конкретно ответить на это обвинение из-за того, что не получил подробностей, но он категорически это отрицает.


Обвинения в сексуальных домогательствах


Люди, работавшие с Кларком, говорят, что он способен использовать свою власть режиссера, сценариста и продюсера, выбирая себе «жертв» из числа коллег женского пола и порой, как они говорят, заявляя им, что он одержим сексом. Адвокаты Кларка оспаривают образ своего клиента как влиятельной фигуры в киноиндустрии и говорят, что он не настолько продвинулся в карьере, чтобы иметь полный авторитет и автономность.


Актриса и сценарист Цзин Луси (Jing Lusi), сыгравшая в «Безумно богатые азиаты» (Crazy Rich Asians) и «Бандах Лондона» (Gangs of London), работала с Кларком в фильме «Спецслужба: Сигнал тревоги» (SAS: Red Notice), который снимали в Будапеште в 2018 году. 27 ноября 2018 года Кларк пригласил Луси на ужин. Во время ужина Кларк попросил принести счет еще до того, как Луси закончила есть. Она спросила, к чему такая спешка. Тот ответил, что хочет поскорее отправиться с ней к нему домой, чтобы заняться сексом. Она вспоминает, как недоверчиво рассмеялась на это. «Он сказал, что ничего не может с собой поделать: „Ты заставляешь меня думать только об этом, я действительно этого хочу", — рассказывает она. — Это было реально уже слишком, очень грубо и в лоб».


По словам Луси, когда она дала ему понять, что не собирается заниматься с ним сексом, его поведение изменилось. «После того как он понял, что этого не произойдет, он абсолютно без всяких эмоций сказал: „Ну хорошо, только ты об этом никому не говори, ладно? Потому что, если скажешь, до меня это дойдет, я узнаю об этом"».


На следующий день Кларк прислал ей эмодзи человека с пальцем, прижатым к губам, что она восприняла как указание никому не рассказывать о его неподобающем поведении. Но Луси рассказала друзьям и знакомым, как она обеспокоена этим инцидентом. Друг, с которым она связывалась тремя днями позже, вспоминает: «Она написала мне: „Слушай, у меня тут на работе случилась история в стиле #MeToo. Ко мне приставал другой актер, а потом пригрозил и заставил пообещать, что я никому не расскажу"».


«Я тогда всем рассказала, потому что я не хотела, чтобы Ноэль считал, что он может такое проворачивать со мной или кем-то еще, — рассказывает Луси. — Нельзя домогаться кого-то на работе, а потом просто заставить человека молчать. Я никак не могу помешать домогаться ко мне, но и он помешать мне об этом рассказывать тоже не может». Кларк категорически отрицает, что он подвергал Луси харассменту и угрожал ей, чтобы она молчала. Его адвокаты описывают события на ужине как флирт по обоюдному согласию и говорят, что такое эмодзи Кларк послал актрисе потому, что Луси «не хотела, чтобы люди об этом знали».


14 января 2019 года Луси столкнулась с рекламным агентом Кларка Эмили Харгривз (Emily Hargreaves) из Multitude Media на показе телесериала «Чистота» (Pure) в BAFTA. Луси вспоминает: «Я сказала Эмили: «Ты представляешь Ноэля. Он домогался ко мне и угрожал мне». На следующий день Луси написала Харгривз сообщение, предложив встретиться за кофе. Харгривз не согласилась. Адвокаты Multitude Media говорят, что Харгривз «не припоминает», чтобы Луси высказывала ей какие-то обвинения в адрес Кларка.


Однако адвокаты сказали, что в выходные, когда Кларка наградила BAFTA, с Харгривз связалась клиентка, актриса, которая прямо высказала подобные же претензии к Кларку. Они добавили, что Харгривз предприняла соответствующие меры, в том числе, чтобы оказав своей клиентке поддержку. Они сказали, что 11 апреля Харгривз временно отказалась представлять Кларка, дожидаясь расследования. Официально она «прекратила» свои отношения с Кларком во вторник.


Несколько других актрис, которые работали с Кларком, утверждают, что он неоднократно сексуально домогался их во время съемок. То же самое касается и женщин на других должностях. Шанталь* работала над костюмами для фильма, в котором Кларк был продюсером и где играл сам. Обычно принято, что актеры одеваются в трейлерах на съемочной площадке, но Кларк, по ее словам, настоял на том, чтобы переодеваться в своем гостиничном номере. «Поскольку он был продюсером, никто и спорить не стал», — говорит Шанталь.


Каждое утро Шанталь должна была носить костюмы Кларка ему в отель. «Мне было не по себе», — говорит она. Обычно она покидала комнату перед тем, как актер начинал одеваться, если только костюм не был особенно сложным. Костюмы Кларка были простые, но он настаивал, чтобы я оставалась, пока он переодевается. «Он говорил: „Останься", — рассказывает она. — Я никогда не отказывалась не говорила: „Нет, я лучше пойду". Потому что он постоянно напоминал мне, что он продюсер. Постоянно показывал что-то в духе: „Ты же знаешь, кто я такой?"»


По ее словам, когда Кларк переодевался, он с улыбкой посматривал на нее. «Он мог сказать, что у меня очень красивое тело и что, если бы он не женился на своей жене, я бы идеально подошла». Кларк мог сесть возле нее на съемочной площадке и начать говорить о ее внешнем виде и о том, «какая она потрясающая», рассказывает Шанталь. «Он говорил, что может помочь мне с карьерой, а потом прикасался к моему колену».


Шанталь в расстройстве позвонила своей матери. «Я знаю свою дочь, ее голос, и я слышала, что она действительно была очень обеспокоена», — говорит ее мать об этом звонке.


Кларк отрицает все обвинения Шанталь. Его адвокаты говорят, что он не припоминает, чтобы переодевался в номере отеля и просил кого-то при этом присутствовать.


Сцены секса


Кларк часто пишет откровенные сцены секса и сам в них играет. Критики поднимали вопрос необоснованной женской наготы в его фильмах и сериалах, где обнаженные женщины часто уже становятся чуть ли не декорациями. В открывающих сценах фильма «4.3.2.1» камера заглядывает девушке под юбку, в «Наследии», который Кларк продюсировал, одна из главных героинь полностью обнажена почти весь фильм.


Хелен Этертон (Helen Atherton) была арт-директором на съемках «Шпаны-3», и она утверждает, что Кларк нарушал профессиональные нормы, снимая сцены секса и сцены с обнаженными актерами. Производственная группа Кларка нанимала профессиональных стриптизерш для исполнения некоторых сцен вместо профессиональных актеров, которые, по словам Этертон, были осведомлены о стандартных протоколах съемок сцен, где нужно обнажаться.


Когда актеры раздеваются, наблюдателей у мониторов должно быть минимум: только режиссер, продюсер, костюмер и гример. По словам Этертон, во время съемок как минимум одной сцены с обнажением в «Шпане-3» актеры не чувствовали себя защищенными.


«Позади меня было около десяти случайных людей, которые смотрели на мониторы, — говорит Этертон, — Похоже, они просто пришли посмотреть на обнаженных девушек». Этертон чувствовала, что актрис не уважают. «Обязанность заботиться о девушках совершенно не выполнялась», — говорит она. Продюсером, режиссером и сценаристом фильма был Кларк. Он же и сам играл в фильме, а также руководил съемками этой сцены.


Кларк отрицает плохое обращение с актрисами во время сцен с сексом и настаивает, что съемочная площадка была «закрытой» и туда допускался очень ограниченный круг людей.


Во время съемок 1 декабря 2015 года актриса из массовки сидела верхом на актере-мужчине. «Камера была прямо за ней, — вспоминает Этертон. — Она была полностью обнажена. И я точно знаю, что мы никогда не смогли бы использовать эти кадры, потому что был виден ее задний проход». The Guardian поговорила с другими членами съемочной группы «Шпаны-3», которые тоже помнят эту сцену секса. Этертон вспоминает, как еще одну актрису попросили поиграть с ее обнаженной грудью на камеру. «Я еще тогда подумала: они точно не смогут использовать и половину того, что наснимали».


С отвращением Этертон написала своему тогдашнему партнеру. «Сегодня у них были две совершенно лишние обнаженные девушки, одна из которых теребила сиськи, а другая оседлала парня и наклонилась голой задницей прямо в камеру! Да по сути это порно! Они ничего не добавляли в сюжет, их даже в сценарии не было».


Адвокаты Кларка не спорят, что такая сцена действительно была снята, но говорят, что в сценарии она была и что она была согласована заранее. После того, как The Guardian проинформировала их, что в сценарии не упоминалась актриса, сидящая голой на актере, и в нем не было ничего, что требовало бы этого, адвокаты Кларка переспросили, о какое версии сценария идет речь, а потом сказали, что это была допустимая «степень импровизации», которая полностью устраивала и актеров, и съемочную группу.


Они сказали, что кадры с анусом актрисы «ни в коем случае не предназначались для показа» и что съемочная площадка была «закрытой», допуск туда был лишь у очень ограниченного круга людей. Они сказали, что актриса, игравшая со своими грудями, импровизировала и отвергли любое сравнение с порнографией.


Этертон вспоминает, что Кларк на съемочной площадке показывал ей обнаженные фотографии, которые женщины присылали ему на телефон. Она также обвиняет его в ежедневном харассменте во время съемок. Она говорит: «Он постоянно комментировал мою задницу, мог подойти со мне с вытянутыми руками, слегка наклоненной головой и деланно скромной улыбкой, кивнуть в сторону мой задницы и сказать: „Ну же, ну же, обними меня"».


Она сказала, что пожаловалась на Кларка начальству, и он перестал себя так вести. По словам адвокатов Кларка, он признает, что действительно «много раз» комментировал попу Этертон, и говорит, что сам «устыдился такого поведения» и тогда же извинился.


В 2018 году актриса Ким* снималась в фильме, где Кларк играл в главной роли. Она также вспоминает, что он порой вел себя, по ее мнению, во время съемок совершенно неуместно. По ее словам, когда во время съемок он оказывался очень близко от нее, он мог стоять и внимательно «осматривать ее тело с ног до головы». В перерывах между дублями Кларк однажды спросил Ким, был ли у нее секс втроем. «Я постаралась сменить тему», — рассказывает Ким. Однажды во время съемок, говорит Ким, Кларк подошел к ней сзади, обнял за талию и поцеловал в шею. «Мне пришлось обратить все это в шутку, — говорит она. — Но я была раздосадована». Кларк эти обвинения отрицает.


Персонажи, которых играли Ким и Кларк, по сценарию должны были заниматься сексом. Когда Ким согласилась на роль, ей сказали, что она сможет остаться в белье, в том числе в бюстгальтере, во время этой сцены. Но в преддверии съемок, по ее словам, Кларк неоднократно настаивал на том, чтобы она полностью обнажилась до пояса. «Он все время повторял: „Все должно быть по-настоящему"».


По ее словам, Кларк звонил ей по телефону, чтобы надавить на нее. «Каждый раз, когда я видела его номер, у меня начинало часто биться сердце, а ладони потели», — рассказывает она. Она не чувствовала себя в безопасности, и отказалась раздеваться для сцены с сексом. Во время съемок, между дублями, Кларк ее гладил. «Он тайком устраивал это среди белого дня, у всех на глазах», — говорит она.


Она была очень подавлена во время съемок сцены с сексом, но не решалась что-то сказать, ведь Кларк был продюсером — и, следовательно, ее начальником. «Для меня это были ужасные дни, — говорит она. — Происходила всякая дрянь в стиле #MeToo». Другой член съемочной группы вспоминает, что «она хотела остаться в трусах и лифчике», и что «Ноэль из-за этого злился, потому что хотел, чтобы она разделась догола».


Адвокаты сказали, что актриса попросила изменить сцену и Кларк звонил ей, чтобы обсудить это. Они отрицают, что Кларк давил на нее, чтобы внести какие-то изменения в сцену, которая, по их словам, была снята так, «как она того хотела» и отрицают, что он ее гладил с сексуальным подтекстом между дублями. Однако они сказали, что в декабре 2020 года Кларк узнал, что актриса была «подавлена» во время съемок и позвонил ей, чтобы извиниться за комментарии по поводу ее тела, которые он, по его словам, делал, чтобы «подбодрить ее, так как знал, что она себя чувствует в этой сцене неуверенно».


Предполагаемая травля


Кларк постоянно заботится о своем образе внимательного режиссера со строгим моральным кодексом. Недавно он написал в Твиттере: «Будь хорошим, будь добрым, уважай». Однако по словам людей, с которыми разговаривала The Guardian, реальность такова, что Кларк может быть обаятельным, вдумчивым и веселым — но также и пугающим, властным и жестким. Неоднократно звучало слово «агрессор».


«Это была одна из моих первых работ в кино, мне было 23 года и я толком ничего не знала об этой отрасли… Я позволила себя задирать, потому что не знала, что может быть и по-другому, — говорит Филиппа Крабб (Philippa Crabb), продюсер и подкастер. — Я была так молода, я боялась что-то сказать».


В ноябре 2015 года Крабб была в числе вспомогательного персонала на съемках «Шпаны-3». Кларк играл главную роль, был продюсером, сценаристом и режиссером. Крабб должна была возить его на работу и с работы, а значит, она много времени проводила наедине с Кларком в машине.


«Постоянно звучали какие-то непристойные комментарии, — говорит Крабб. — Он регулярно пытался перевести разговор на секс». Кларк договорился о небольшой роли для Крабб. «Он сказал мне: „Итак, я тебе дал роль медсестры, а ты что для меня за это сделаешь?" Я сказала что-то вроде: „А я сыграю ее по-настоящему хорошо". Он сказал: „Ну это точно нет. Но что ты сделаешь для меня?" Я не знала, что ему ответить. Я чувствовала, что он пользуется своим высоким положением».


Крабб начала бояться их совместных автомобильных поездок. Однажды утром она приехала за Кларком на 10 минут позже, чем должна была. На заднем сиденье была Пауэлл. «Он буквально орал на нас в машине, — вспоминает Крабб. — Я была в полном шоке. На меня еще так никто не орал». Она говорит, что боялась Кларка и научилась успокаивать его, когда он принимался кричать. «Он страшный человек», — говорит она. Пауэлл говорит, что она не может вспомнить никаких подробностей этой поездки кроме того, что Кларк «накричал» на Крабб из-за опоздания. Кларк отрицает, что он задирал или сексуально домогался Крабб, отрицает, что он страшный человек и отрицает, что кричал на нее в машине.


Во время съемок «Шпаны-3» Кларк предположительно тоже задирал и сексуально домогался к молодой женщине, помощнику режиссера по сценарию Меган*. По ее словам, во время съемок Кларк мог сесть слишком близко от нее и шептать ей на ухо непристойности.


По ее словам, Кларк мог и открыто ее задирать. Однажды Меган контролировала сцену, которая была технически очень сложной, поскольку ее недостаточно отрепетировали. Кларк спросил ее, где он стоял на предыдущих кадрах. «Я не знала, потому что там был полный хаос», — сказала Меган. Ей было всего 23 года. «Он начал выкрикивать оскорбления в мой адрес, говоря что-то вроде: „Зачем ты тогда вообще здесь нужна?" Это было ужасно, — говорит она. — А я просто сидела и твердила про себя: окей, только не плачь тут перед всеми».


По ее словам, он третировал ее все сильнее, так что однажды у нее на съемках даже случилась паническая атака. «Помню, я подумала: тут так тесно, и в ближайшие два часа я буду зажата в угол вместе с Ноэлем. У меня случился жуткий приступ паники, я аж посинела». Ей вызвали скорую помощь. После того, как медики осмотрели Меган, Крабб отвезла ее домой. Крабб вспоминает, Меган рассказала ей, что у нее случилась паническая атака, потому что Кларк вел себя по отношению к ней «ужасающе». «Она была очень расстроена», — вспоминает Крабб. Меган не вернулась на съемки — она бросила любимую работу и ушла в сферу продаж.


Кларк отрицает, что он сексуально домогался или терроризировал кого-то во время съемок «Шпаны-3». Он признает, что у него была «горячая дискуссия» с Меган по поводу сценария, за которую он извинился. По словам его адвокатов, Кларк признает, что у Меган случилась паническая атака, «но это не было результатом его слов или действий».


Пауэлл прекратила работать в Unstoppable в марте 2017 года. Когда она рассталась с компанией, у нее были разногласия с Кларком по поводу 3 000 фунтов стерлингов, которые, по ее словам, он остался ей должен. Кларк отрицает, что Пауэлл причитались какие-то еще деньги, а его адвокаты утверждают, что финансовый спор как раз и стал причиной ее «ложных обвинений».


Она начала работать в другой кинокомпании в области предпроизводства, но старалась никогда не бывать и близко от Soho House, где Кларк проводил свои деловые встречи. В следующем году, в 2018, по словам Пауэлл, она поняла, что годы стресса очень сильно на ней сказались. Пауэлл говорит, что, уйдя из Unstoppable, она «словно разорвала абьюзивные отношения».


The Guardian поговорила с психотерапевтом Пауэлл, которая говорит, что продюсер пришла на терапию именно из-за травмы, полученной во время работы в Unstoppable. По словам адвокатов Кларка, им очень жаль, что Пауэлл испытывает такие чувства в связи с работой в его компании.


Опыт Крабб на съемках «Шпаны-3» оказался настолько ужасным, что она бросила киноиндустрию и переехала в Швейцарию, где работала на горнолыжном курорте. «Я оставила киноиндустрию на три года из-за него, — говорит она о Кларке. — Я вернулась всего несколько лет назад и начала все с самого начала».


Звезда телесериала ITV «Госпиталь „Хорошая карма"» (The Good Karma Hospital) Джеймс Кришна Флойд (James Krishna Floyd), которого в 2013 году BAFTA назвала прорывом года в области британского кино, общался с несколькими женщинами, которые выдвинули против Кларка обвинения. По его словам, киноиндустрия должна поменять свой подход к обеспечению безопасных условий труда. «Ради тех, кто все это пережил, наша отрасль должна радикально поменяться, — говорит Кришна Флойд. — Все организации, у которых есть какая-то власть или обязательства по соблюдению интересов сотрудников, должны начать внедрение надлежащих, эффективных систем для предотвращения любого возможного неправомерного поведения и насилия».


«Им все равно придется еще это доказать»


В последние недели, узнав, что обвинения в сексуальных домогательствах против Кларка были переданы в BAFTA и что The Guardian начала расследование по этому поводу, Кларк и его партнер по бизнесу Джейсон Маза (Jason Maza), связались с людьми, которые могут знать, что происходит. Как минимум пять человек, к которым они обратились, обвиняют Кларка в противоправных действиях сексуального характера или были свидетелями такого его поведения. По информации The Guardian, как минимум в двух случаях этих людей довели до слез.


Одним из адресатов таких звонков была Джеймс, которой Кларк позвонил 10 апреля — в день, когда получил награду. 14 апреля, когда она ответила на его не прекращавшиеся звонки, он спросил ее, кто мог стоять за этими обвинениями. «Мне просто нужно разобраться с этим. Но если я смогу вас устранить… осталось всего двое подозреваемых», — сказал он.


Он несколько раз попросил ее не разговаривать с журналисткой The Guardian. «Я просто прошу тебя, если хорошие времена еще что-то значат. Не разговаривай с этой женщиной… Не потворствуй всему этому. Просто, черт возьми, пожалуйста, не делай этого и все».


Кларк сказал, что не делал того, в чем его обвиняют, добавив: «Если нечто происходило по взаимному согласию, а потом через пять лет кто-то передумал, то это, во-первых, чертовски нелепо. Во-вторых, им все равно придется это еще доказать. Нет, я не хочу сказать: „Ха-ха, я виноват, но вы этого не докажете", нет. Я не такой. Но доказывать им все равно придется».


Прежде чем повесить трубку, Кларк сказал, что извинится перед всеми женщинами, в отношении которых он, возможно, делал неприемлемые сексуальные высказывания. «Если некоторые говорят: он прокомментировал мою задницу, он обратил внимание на мои сиськи — окей, но зачем заходить так далеко?— говорит Кларк. — Я просто извинюсь перед вами. Скажите мне, и я просто отвечу: Мне очень жаль. Вы правы, зря я это сказал».


Маза делал аналогичные звонки, хотя адвокаты Кларка сказали, что им от клиента таких заданий не поступало. Адвокаты Мазы говорят, что он просто позвонил своим «друзьям в отрасли», после того, как услышал о «несправедливых» обвинениях в адрес Кларка.


10 апреля в ходе телефонного разговора с женщиной, выдвинувшей против Кларка обвинения, Маза сказал, что он не хочет на нее давить, но если статья The Guardian все-таки выйдет, то «Unstoppable конец, я точно говорю, компании скоро придет конец».


В другом телефонном разговоре с предполагаемой жертвой Маза заявил: «Я имею в виду, мы знаем, что Ноэль 100 процентов делал кое-что, за что нужно бы извиниться и вел себя временами неуместно и все такое». Адвокаты Мазы говорят, что это замечание не было отсылкой к инцидентам, в которых женщины обвинили Кларка.


Во время другого звонка 11 апреля Маза предложил женщине лично встретиться с Кларком, который, по его словам, хочет извиниться. «Если вы в какой-то момент захотите встретиться с Ноэлем, — сказал он. — При мне или при адвокатах — как захотите — чтобы он извинился, то я знаю, что он это сделает, он это точно сделает». Кларк, по его словам, нанял частных детективов для расследования, причем «он уже потратил просто безумные деньги».


Адвокаты Кларка сказали, что любые признания, которые Маза сделал во время звонков, не означают, что их клиент признает себя виновным и не свидетельствуют, что обвинения справедливы. Они добавили, что Кларк нанял частных детективов, чтобы выяснить, кто стоит за анонимными электронными письмами с обвинениями в адрес Кларка.


На следующий день 12 апреля Маза совершил четвертый звонок, во время которого сказал женщине, что у него и Кларка сложилось впечатление, что эта история «позади». В его голосе было облегчение. «Очевидно, эта статья в The Guardian не сложилась, и ее не будут публиковать, — сказал он и добавил. — Ноэль сделал все, что мог, и нам кажется, что все сейчас, насколько это возможно, позади».



Рекомендуем

Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!