Страна (Украина): армия, мова, тесла - «Новости»

  • 20:00, 08-ноя-2019
  • Большой Кавказ / Общество / ДНР и ЛНР / Спорт / Украина / Военные действия / Статистика / Реформы / Законы / Видео / Новости дня / Политика / Власть / Технологии / Скандалы / Ростов-на-Дону / Команды / Выборы / Россия / Армения
  • Edgarpo
  • 0

© CC BY-SA 4.0, Пресс-служба Офиса президента Украины | Перейти в фотобанкЗеленский продолжил общение с народом в формате «монологи в тесле». Сценарий «тесла-шоу» такой: президент за рулем электрокара рассказывает, что думает о происходящем на Украине. «Страна» сделала 10 главных выводов из этого монолога.

Владимир Зеленский решил продолжать свой формат «монологи в тесле». В пятницу вышло второе видео из этого цикла. Впервые он выпустил такой видеоролик еще в июле — за несколько дней до парламентских выборов, где объяснял избирателям, почему им нужно проголосовать за «Слугу народа». Сценарий обычно такой: Зе управляет электрокаром и рассказывает, что думает о происходящем в стране. Это выглядит как монолог — сами вопросы не звучат, но президент на них отвечает. Представляем полную стенограмму нового «тесла-шоу» Зеленского и выводы из него.


Что сказал Зе из кабины «Теслы». Стенограмма


«Это называется убер-президент. Прямо перед нами — Верховная рада. Есть плюсы и минусы», — начал Зе. — Победа этой Верховной рады — более 70 принятых законопроектов, возвращение законов о незаконном обогащении и снятии депутатской неприкосновенности, судебная реформа, реформа прокуратура. Словосочетание „турборежим" мне говорили все европейские партнеры.


Минус — то, что другие партии не хотят голосовать, каждый считает себя оппозиционером по отношению к власти. Но в названии — „Слуга народа" — есть стопроцентный главный смысл — это партия народа. Да, есть некоторые ошибки и некоторые аморальные поступки. Не все народные депутаты хотят голосовать.


У нас есть четкая договоренность. Если 70 процентов фракции накануне голосования поддерживает законопроект, то мы все голосуем. Поэтому мы, и я тоже, очень внимательно следим за статистикой.


Есть какие-то позорные смски, какие-то позорное слухи, но пока это только слухи. Есть минусы в статистике депутатов. Но мы сделаем выводы до конца года. Да, не все законы популярные — не случайно за них не голосовали 30 лет, но за них надо голосовать.


Я понимаю нашего главу фракции. И Давиду (руководитель фракции президентской партии „Слуга народа" в Верховной раде Украины Давид Арахамия — прим. ред.) сложно. Такой большой фракции никогда не было. Есть [во фракции] обычные простые люди — c предприятий, фермеры. Да, простите за выражение, они долго въезжают. Поэтому пока в Верховной раде у нас демократия. Но пока что.


Критикуют все — и нашу власть, и правительство, и меня. Все это происходит и в Фейсбуке, и на интернет-сайтах. Такого молодого правительства никогда не было, и это большой плюс, потому что нет коррупционного опыта. Да, это риск, но это большой плюс. Если они не справятся — тоже ждем до конца года и будем прощаться.


Говорили: президент не доживет до октября, это правительство будет существовать два месяца максимум. Нам говорили, что доллар будет по сто [гривен]. Нам говорили, что все международные партнеры отвернутся, что не будет инвесторов. Но ничего из этого не произошло. Говорили, что будет война и эскалация… Ничего из слов этих политических медиумов не произошло. Мы хотим построить другую страну. Окей, мы хотим построить новую страну. И они нам не нужны. Они управляют телевизионными каналами, средствами массовой информации… Что они могут? Они ловят хайп, это их выбор.


Бывшие политики в этой системе — это не схема — не могут найти себе места. И они не найдут его, пока живы, скажем так, в нормальном смысле этого слова. Они могут только выехать за границу. Но не все могут выехать.


Мало посадок? И согласен, и нет. Смотрите, дело Свинарчуков есть, Пашинский есть, Микитась есть, Дубневич есть (видите, за него даже в Раде не все хотели голосовать, потому что боятся, что к ним будет такое же отношение, и правильно боятся). А дальше будут приговоры этим людям. А если не будет, будут открыты другие дела.


Есть много дел, к котором мы должны хорошо подготовиться, в противном случае они развалятся в судах. Все будет. Дело Кати Гандзюк, Паши Шеремета, все эти дела в оборонной сфере, — все будет.


Сначала у нас не было Рады. Мы в Раду подавали законопроект о незаконном обогащении. А сейчас мы проголосовали за этот закон. Но есть много финансово-промышленных групп, другие партии лоббировали, чтобы не голосовали за него. Поэтому скоро будут не только посадки, но и возвращение денег в бюджет. Бюджет страны — это самое главное, потому что денег нет.


Я не знаю, есть ли такое украинское слово — „оживление", но скоро будет оживление дел. Например, по Майдану. Прокурор Чумак уже создал следственную группу. Дело рассматривалось пять — шесть лет, но общество не видит результатов.


Раньше это была информационная война российских СМИ. Теперь это еще и информационная война внутри нашей страны. Несмотря на то, что мы собирались с представителями СМИ несколько раз, мне кажется, некоторые из них не понимают, что делают. Потому что нет никакой капитуляции. Мы не можем решить вопрос, остановить войну, не разговаривая с людьми. Как минимум, в нормандском процессе.


Мы долго шли к тому, чтобы восстановить нормандский формат. Не было встреч 3,5 года. Давайте посчитаем, сколько за это время погибло людей. И поэтому нормандский формат направлен на то, что обновить диалог, который может нас приблизить к прекращению войны, возвращению территории и, главное, возвращению наших пленных.


Условия нормандской встречи — разведение войск в Станице Луганской, Золотом (именно в Катериновке) и в Петровском. Мы развели войска в Станице Луганской и даже сделали временный мост. А сейчас там заливается бетонный, фундаментальный мост. Там будет свет, КПВВ (контрольный пункт въезда — выезда, — прим. ред.) — Швейцария.


А в Золотом вы сами видели, сколько этих страйков и манипуляций. Некоторые действительно считают, что не можем позволить себе разведение войск, но это минские соглашения. После того, как мы развели войска в Катериновке, там нет выстрелов. Совсем нет. В Станице Луганской нет. И статистика такая — где есть разведение, там огня нет. Что касается Петровского, то вы знаете, там просто поле, там никаких проблем нет. Вопрос в сроках.


Наши военные молодцы. Разведение произошло 100-процентно, безопасно. Мы отошли на обустроенные позиции. Никакой „серой зоны" нет. Там безопасное место. Там находятся представители полиции и СБУ.


А какой дальше план действий, какой дальше формат обмена пленными, какой формат может быть для местных выборов — все эти вопросы надо задавать друг другу и проговаривать на нормандской встрече. Потом приходить к нашему обществу и говорить: вот такое есть решение, давайте его обсуждать. Никаких секретов от общества не будет.


Как я говорил, есть пять Золотых. Одна из этих частей оккупирована. Там депутат какой-то из Госдумы был. Но не надо этого фейка. Он был в Золотом, которое контролируют украинские военные.


Касательно наших успехов, все их видят. Мы за три месяца построили трассу Запорожье — Мариуполь. Чтобы не обижался Мариуполь: Мариуполь — Запорожье. Эта трасса [длиной] 200 километров, 70 километров из которых строились три года. Мы за три месяцев построили 130 километров на европейском уровне, все довольны.


Сейчас окружная трасса в Днепре начинает строиться. Обсуждается окружная Киева и еще несколько дорог. Но мы понимаем, что зимой строить нельзя. Большое строительство у нас начинается 1 марта. Дорожный фонд мы увеличили на 40%, еще есть деньги международных организаций. Мы действительно хотим, у нас амбициозное предложение от министерства инфраструтуры построить около четырех тысяч километров дорог в следующем году.


Очень много денег куда-то уходило. Но сейчас увеличится строительство процентов на 60%, люди это увидят. Люди увидят, что готовится проект Запорожского моста. Несколько мостов будут построены в следующем году.


Еще задача — сто школ. Они или будут построены, где их нет, или будет [произведена] реконструкция. Будет реконструировано еще сто стадионов. И еще важная информация — будут построены сто детских садиков по стране. Сто автобусов к этим школам будут [выделены], потому что они в сельской местности. Мы сразу строим школу и дорогу, и [выделяем] автобус, который туда везет.


У министерства обороны никогда еще не было такого большого бюджета. На армию бюджет увеличился на 16%. Мы гордимся этим — поддерживаем наших военных.


Каждое утро, когда я бегаю (я не каждое утро бегаю, а где-то через день), то покупаю кофе в конце пробежки. Есть у меня пара точек. Все рады меня видеть — пока что так. Хочу, чтобы это не менялось. А то зайдешь в кафе, а там: «А ну пошел отсюда!». Чтобы такого никогда не было. (Зашел, заказал кофе с пирожком, потом на заправку. Сотрудники говорят, что рады видеть, просят заезжать еще).


Уровень украинского языка [у меня] растет, но есть проблемы с произношением, ударением. Возможно, и нельзя знать язык на 100 процентов, но [помогает] практика, нужно больше говорить и лучше с умными людьми. Я общался с человеком по-русски и забыл слово — иногда уже и такие примеры есть.


Люди говорят: к хорошему быстро привыкаешь. Но это сложная профессия [быть президентом]. Иногда забирает все силы, желание. Из человека превращаешься в организм, который не хочет думать, говорить, иногда даже не понимает, о чем говорит семья. И это изнурительно не только для меня, но и для семьи. Иногда они говорят: «Ты согласен?» или «Мы же договаривались встретиться в 20 часов», а ты не помнишь, о чем ты там договаривался. Ну, решение же, как говорят в Раде, принято.


Я хочу, чтобы общество объединилось: и люди, и территории. А за возвращение надо бороться. И средства массовой информации. Да, журналисты должны работать по своей профессии, но… хотелось бы, чтобы мы все объединились ради одной цели — объединить все и всех, никого не растерять на этом пути, и тогда уже сосредоточиться на реформах. Сейчас это нельзя нормально делать, пока разобрана вся страна. Сейчас это — мечта. Большая мечта».


10 главных выводов из монолога


1. Самый основной вывод из нового видео-перформанса от президента — он обращается к аудитории, которая настроена против него. Это та часть общества, которая против примирения в Донбассе, требует расследовать убийства активистов Майдана и дело Гандзюк, но не вспоминает про Бузину и про трагедию 2 мая в Одессе (об этом Зеленский как раз и не упомянул). Зеленский обращается именно к этой части общества — он по сути оправдывается перед ней и за нормандский формат, и за разведение войск.


2. Это также хорошо видно по социально-экономическим тезисам. Точнее по их эволюции от «теслы к тесле». Если в своем первом «тесле-монологе» он озвучил идею полностью освободить от уплаты коммунальных услуг людей старше 70 лет (а это самые дисциплинированные избиратели), а потом, в фильме про свои 100 дней сказал, что попрощается с правительством, если то не снизит цены на коммуналку, то сейчас он о теме тарифов и платы за услуги ЖКХ ничего не говорил. Также он ничего не сказал про размер зарплат и пенсий. Зато отдельно счел необходимым оправдаться перед «партией войны» и подчеркнуть, что траты на военные нужды в бюджете будут расти.


3. Из той же серии — и рассказ о том, как он совершенствует свой украинский. Но при этом ни слова — о том, будет ли он менять (или отменять) закон о тотальной украинизации, или что он будет делать с закрытием русских школ, которое грядет с 1 сентября 2020 года. И в данном случае его тезисы, в основном, рассчитаны на избирателя Порошенко или Вакарчука, а не на тех, кто голосовал за «Слугу народа» и Зеленского.


4. В речах Зеленского по-прежнему много тезисов о «молодых политиках» и о том, насколько они лучше старых. Это интересно звучало летом, но сейчас смотрится крайне странно на фоне недавно вспыхнувших скандалов — с любителем проституток Яременко или доплатами депутатам в конвертах.


5. О скандалах внутри фракции Зе сказал совсем вскользь, намекнув на «аморальное поведение», на смски и пообещав сделать выводы по Раде до конца года. Но пока же Зеленский больше склонен больше хвалить свой парламент — в частности за «турборежим». И оправдывать свою фракцию за «объективные трудности» — мол, слишком большая она по численности, чтоб ей было просто управлять.


6. Также он сказал, что будет «прощаться» с членами своей команды, которые не справятся до конца года. Но что они должны сделать, каковы критерии для «справятся или нет», озвучено не было.


7. По разведению войск Зеленский отмел обвинения в «капитуляции», пожурил те СМИ, которые раздували из этого скандал (сравнив это с информвойной со стороны российских СМИ).


8. Как дальше будет двигаться мирный процесс, Зеленский четко не сказал. Он лишь заявил, что на встрече нормандской четверки будут проговорены варианты развития ситуации, а потом их обсудят уже на Украине. Отметим, что Россия предлагает прямо противоположный алгоритм — еще до начала встречи все стороны приходят к согласию по тому, как проводить выборы на Донбассе и давать ему особый статус и только после этого данные решения будут утверждены лидерами стран «четверки». При такой разнице подходов есть риск, что мирный процесс остановится после разведении войск у Петровского (оно намечено как раз на завтра).


9. Из своих успехов (нынешних и будущих) Зеленский отметил, в основном, строительство дорог и мостов. При этом, как писалось выше, ничего не сказал про зарплаты, пенсии и тарифы. Что в общем-то соответствует основной логике действий правительства в бюджетной сфере — минимизация роста социальных расходов.


10. Отдельно Зеленский обратился к журналистам, призвав их объединиться ради одной цели — объединить страну. Это хорошее пожелание, но, к сожалению, оно не подкреплено делами. До сих пор нет никакой реакции властей на разжигание ненависти к жителям Донбасса и русскоязычным гражданам со стороны телеведущего Остапа Дроздова и других деятелей. А без четкой артикуляции позиции власти и без привлечения к ответственности таких разжигателей, говорить об объединении страны не приходится.



Рекомендуем

Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!