Svenska Dagbladet (Швеция): может ли «углекислогазосос» в Исландии спасти планету? - «Новости»

  • 01:40, 05-апр-2019
  • Большой Кавказ / Технологии / Энергетика / Мероприятия / Мир / Чемпионат / Здоровье / Наука / Европа / Власть / ДНР и ЛНР / Нижний Новгород / Статистика / Мнения / Новости дня
  • Novosti-Dny
  • 0

© CC BY-SA 2.0, kilgarron | Перейти в фотобанкЧто если бы можно было высосать углекислый газ из атмосферы и превратить его в камень? Повернуть вспять климатические часы и исправить прежние выхлопные грехи? Научная фантастика? Вовсе нет. В Исландии разрабатывают уникальную технологию, которая с большой долей вероятности сможет предотвратить приближающуюся климатическую катастрофу на Земле, сообщает «Свенска дагбладет».

Только представьте: что если бы можно было высосать углекислый газ из атмосферы и превратить его в камень! Повернуть вспять климатические часы и исправить свои старые выхлопные грехи. Научная фантастика? Вовсе нет. Журналисты «Свенска дагбладет» Эрика Трейс и Магнус Яльмарсон Нейдемар отправились узнать о климатических изменениях в Исландию, где мечта о том, чтобы высосать углекислый газ из атмосферы, стала реальностью.


Валит снег. Из-за вертикальных порывов ветра невозможно уклониться от жгучих кристалликов льда. Они проникают за шиворот и морозят тело. Дороги перекрывают, дороги заметает. Машины сваливаются в канавы. Но никого, похоже, это особо не волнует.


Все так, как и должно быть. Это просто разгар зимы в Исландии.

© CC BY-SA 2.0, Jonathan Hood | Перейти в фотобанкИсландия зимой

Это предсказывали и ученые. Вложений в возобновляемые источники энергии плюс значительное снижение выхлопов хватит, чтобы держать в узде климатические изменения. Еще в 2005 году таков был план МГЭИК — Межправительственной группы экспертов по изменению климата ООН.


Но это ни к чему не привело, во всяком случае не наступило никаких радикальных изменений. И теперь говорят, что у нас осталось менее 12 лет, чтобы предотвратить климатическую катастрофу.


Спасибо, вот это удар.


Сейчас мы стоим перед невероятно огромной проблемой, от которой не отмахнуться и которую не прикрыть красивыми словами. Доля углекислого газа в атмосфере достигла самого высокого уровня за последние 800 тысяч лет. И средняя температура на Земле повышается. Через 30 лет Европа должна совсем перестать влиять на климат. Это подразумевает, что 80% всего электричества должно поступать из возобновляемых источников энергии вроде солнца и ветра, а потребление энергии следует снизить вдвое.


Как будто этого мало, нам еще необходимо «нейтрализовать» парниковые газы, сажая больше леса и механически улавливая углекислый газ в атмосфере и возвращая его в землю. Так гласят последние климатические отчеты ООН.


Вот почему мы здесь, в Исландии. То, что весь этот снег падает с небес именно сегодня, когда мы приехали сюда по следам климатических изменений, кажется парадоксом. Но если прав турецкий писатель Орхан Памук (Orhan Pamuk), говоря, что каждая жизнь — словно снежинка, то мы не должны растаять. Не должны сдаться. Не сейчас.


Потому что надежда есть. И Бергур Сигфуссон, одетый, как предписано, в защитную экипировку, готовится пробираться по этому снегу, чтобы изучить исландский кусочек загадки, решение которой может спасти человечество. Речь идет о технологии, которая подразумевает забор углекислого газа из атмосферы с тем, чтобы превратить его в камень. Этот своего рода «углекислогазосос» может искупить наши прежние «выхлопные» грехи. Он позволит достичь установленной в Парижском договоре цели в 1,5 градуса.





Итак, этот «пылесос», который больше всего похож на перевернутый вентилятор, забирает углекислый газ из атмосферы. Инновация теоретически может позволить собрать и складировать в Исландии выхлопы Китая.


«Пока что это тестовое сооружение, которое в скором времени увеличат. Но результаты хороши», — говорит Бергур Сигфуссон.


Он подробно объясняет разницу между технологией улавливания и хранения углерода (УХУ) и технологией прямого захвата и очистки воздуха. Первая технология, УХУ, уже применяется во многих частях мира (правда, в Швеции пока нет) — в первую очередь для того, чтобы сдерживать и сокращать углекислые выхлопы фабрик и электростанций. Вторая же технология, напротив, ловит выхлопы уже прямо из воздуха. Это делается с помощью «углекислогазососа».


На Хедлисхейди две технологии комбинируются. Теплоэлектростанция может достичь отрицательного уровня выхлопов, то есть высасывать из воздуха больше углекислого газа, чем выпускает. И все благодаря тому, что прячется под заснеженной поверхностью Исландии.


© CC BY-SA 2.0, Geo Thermal | Перейти в фотобанкУстановка на ГеоТЭС Хейдлисхейди, Исландия

«Здесь, в Исландии, у нас достаточно энергии, а также пористые горные породы и хорошо развитая техническая структура. Откуда бы ни поступал углекислый газ, он смешивается с водой. Представьте себе гигантский сифон, газирующий воду, которая потом под большим давлением уносит углерод на несколько километров под землю», — объясняет Сигфуссон.


А там углерод реагирует с другими минералами, заполняет вулканические породы, состоящие из пористого базальта, переходит в твердую форму и превращается в кальцит.


«Технология уже существует. Теперь нужно начать ее использовать в больших масштабах и снизить расходы», — говорит Бергур Сигфуссон.


Звучит просто. Понятная глава в антиутопии о нашей охваченной лихорадкой больной планете. Потенциальный лучик надежды на фоне температуры, растущей на 0,2 градуса каждое десятилетие. А ведь с такой скоростью мы преодолеем уровень в 1,5 градуса уже в 2040 году.


Согласно особому докладу об УХУ комиссии климатологов ООН, технологии складирования углерода — по крайней мере в теории — могут обеспечить 15-55% необходимого снижения выбросов на планете.


Так что же, это спасение?


Стремление узнать ответ на этот вопрос привело на меня на встречу с Сигурдуром Рейниром Гисласоном (Sigurdur Reynir Gislason), профессором геохимии в Университете Исландии. Он ездит на велосипеде вне зависимости от погоды, и как раз сегодня это настоящее испытание, несмотря на хорошую одежду и мощные шины. Он глубоко убежден, что будущее — за выделением углерода из дымовых газов электростанций, мусоросжигательных заводов или масштабной перерабатывающей промышленности — с тем чтобы потом складировать его глубоко под землей.


«Это очень элегантно. Превращать углекислый газ в минерал — еще и самый надежный способ его хранить. Надежно, как камень».


Стоит отметить, что техника захвата углекислого газа прямо из воздуха пока что в зачаточном состоянии. Маленькое тестовое подразделение с устройством прямого захвата из воздуха засасывает 50 тонн двуокиси углерода в год, что, по словам Сигурдура Рейнира Гисласона, соответствует воздействию «маленького леса». И выхлопам примерно от пяти шведов, ведь мы в среднем производим по 10,7 тонн углекислого газа в год на человека. Для сравнения: с помощью технологии УХУ на Хедлисхейди ежегодно осваивают 10 тысяч тонн углекислого газа. А в глобальных масштабах на разных электростанциях с ее помощью из воздуха высасывают миллионы тонн углекислого газа, рассказывает Сигурдур Рейнир Гисласон.


«Но все равно это лишь ничтожная часть всех тех миллиардов тонн, которые выбрасываются в воздух. Согласно климатическому докладу ООН, вышедшему чуть больше года назад, мы должны разрабатывать все доступные климатические инновации, чтобы к 2050 году полностью перестать влиять на климат, даже если будем извлекать СО2 из воздуха».



Он всплескивает руками. Делает паузу. Хочет подчеркнуть важность послания и то, что они — на правильном пути. С этим согласно и Международное энергетическое агентство. По его оценкам, в 2050 году нужно будет ежегодно извлекать из воздуха и складировать до 6 тысяч миллиардов тонн углекислого газа. И ожидается, что технология УХУ обеспечит примерно 12% результатов всех мер, предпринятых, чтобы достичь климатических целей.


Почему столько времени требуется, чтобы начать применять все эти технологии, хотя климатическую тревогу бьют все чаще, а страх перед климатическими изменениями стал нашим главным поводом для тревоги, согласно последнему докладу гётеборгского Института научных исследований и образования СОМ (SOM-institutet)?


Все дело в затратах и желании инвестировать в эти технологии. Стоимость устройства для прямого захвата двуокиси углерода прямо из воздуха по-прежнему в десять раз выше по сравнению с технологией, позволяющей выделять углекислый раз прямо в трубах. Другими словами, гораздо дешевле убирать за собой непосредственно в процессе выброса загрязнений, чем пытаться все исправить постфактум.


Как и любые технологии, со временем и эта станет дешевле, подчеркивает Сигурдур Рейнир Гисласон. Вопрос только в том, достаточно ли быстро это произойдет.


«Солнечные батареи существуют с 1950-х годов. Только через 60 лет их стоимость стала достаточно низкой, чтобы они смогли конкурировать с нефтью и газом. Если у технологии прямого захвата двуокиси углерода уйдет на это столько же времени, то будет, наверное, уже слишком поздно. У нас нет времени размышлять над ценой, мы должны действовать прямо сейчас. Сколько бы это ни стоило».


Вопрос цены и нашей готовности заплатить переносит нас из этой заснеженной страны в другое место. За технологиями, с помощью которых в Исландии высасывают углекислый газ из воздуха, очищая наш загрязненный «организм», стоит швейцарская компания «Клаймворкс» (Climeworks). В фильме-презентации основатель компании Ян Вурцбахер (Jan Wurzbacher) рассказывает, стоя на вершине горы в Исландии, что перемены произойдут, только если люди воочию увидят, как действуют решения. Для этого нужно увеличить количество установок в Исландии до 30-40 «углекислогазососов».


И здесь директору по связям с общественностью Луизе Шарль (Louise Charles) есть чем гордиться.


«Изначально нашу идею критиковали как технически невыполнимую, а также за то, что это очень дорого. Теперь мы доказали, что критики ошибались по первому пункту, и скоро докажем, что неправы они и в отношении второго», — говорит она.


Сначала цена составляла 600-800 долларов за тонну двуокиси углерода, извлеченного методом прямого захвата. Но с каждым новым поколением воздухососов процедура становится все дешевле, и в ближайшие десять лет «Клаймворкс» надеется снизить ее до 100 долларов за тонну.


Вот граница, после которой, по мнению профессора энергетических систем в Техническом университете Чалмерса в Гётеборге Филипа Йонссона (Filip Jonsson), спрос на технологию начнет расти, потому что эти расходы уже сопоставимы с тем, сколько тратится на «обычную» технологию УХУ.


«В такой ситуации, как сейчас, мало кто готов идти на такие экономические риски. Воля к этому есть, но наша система не приспособлена к тому, чтобы справляться с климатическими проблемами. И человечество, во всяком случае пока, не сумело как следует оценить опасность и начать бороться, а ведь климат летит к черту», — говорит он.


И все-таки сейчас, после того как ученые десятилетиями били климатическую тревогу, по этому вопросу становится все больше единства. Сопротивление климатическим изменениям должно стать одиннадцатой заповедью, ведь наша экосистема хрипит и кашляет и в скором будущем уже не сможет справляться с парниковыми газами и начнет разваливаться. Что случится в тот день — в момент, который ученые называют «критической точкой» — когда система пошатнется, и уже нельзя будет остановить потепление, какие бы меры мы ни предпринимали, мы пока что не знаем.


Но когда это случится, точно ни у кого не будет права сказать «я не знал, куда мы движемся». Если это случится.


Конечно, по-прежнему есть те, кто считает иначе. Те, кто полагает, что пожары, бури, наводнения и повышение температуры периодически случаются по естественным причинам, а разговоры о климатических изменениях — это пропаганда запугивания. Есть и те, кто решительно берет дело в свои руки. Например, 16-летняя активистка Грета Тунберг (Greta Thunberg). На Всемирном экономическом форуме в Давосе она не моргнув глазом набросилась на своих выдающихся слушателей:


«Кто-то несет за это ответственность. Определенные люди, предприятия и в первую очередь власть имущие все это время точно знали, какими ценностями они жертвуют, чтобы продолжать зарабатывать огромные деньги. И я думаю, что многие из вас, сидящих в этом зале, относятся к этой группе».


© AP Photo, Markus SchreiberЭкологический активист Грета Тунберг произносит речь на Всемирном экономическом форуме в Давосе

Для шведского источника выхлопов, который испускает примерно 500 тысяч тонн СО2 в год — то есть примерно треть выхлопов большого нефтеперерабатывающего завода «Преем» (Preem) в Люсекиле — требуется более 270 сооружений с 30 «углекислогазососами» в каждом, если ориентироваться на то, что сейчас предлагает «Клаймворкс».


Чтобы это сработало, это должно касаться всех источников загрязнений, и больших, и маленьких.


Луиза Шарль из «Клаймворкс» еще раз повторяет:


«У нас нет никакой панацеи, это лишь часть решения, хотя и очень многообещающая. Но существует много разных способов захватывать двуокись углерода из атмосферы, и нам потребуются они все».


Кевин Нун (Kevin Noone), профессор химической метеорологии в Стокгольмском университете, сел за стол и подсчитал. Он говорит, что по всему миру требуется 2,5 тысяч масштабных сооружений для промышленного сбора двуокиси углерода методом УХУ, чтобы к 2040 году достичь поставленных климатических целей. Сегодня существует всего 17 штук.


«Это значит, что в год надо строить по сто штук, а этого не происходит. Чтобы запустить этот процесс, во всем мире должна быть более стабильная цена на углекислый газ, чтобы инвестиции этого типа могли окупиться за 40-50 лет».


«Свенска дагбладет»: Не слишком ли мы верим в эту технологию?


Кевин Нун: Нас не технологии спасут, мы спасать себя сами, пусть и с помощью технологий.


Мы приходим к общему мнению, что наличие такой технологии — в любом случае большое утешение, пусть политические рычаги управления и экономические стимулы еще не работают. Пока. Кевин Нун, несмотря ни на что, верит в способность человека адаптироваться.


«Человечество уже претерпело огромные изменения. В 1900 году автомобиль не был главным средством передвижения, а нефть — главным источником энергии. Мы по-другому питались и так далее. Мы совершили большие изменения совсем недавно и можем снова это сделать. Но быстрее и умнее».


Мы должны дать людям надежду, считает он. Профессор Нун говорит, что климатические и экологические исследования были до того наивны, что когда речь дошла до проблем, люди лишь отмахнулись от них.


Но терпеть больше нельзя. А ведь так хочется принять обильный снегопад как краткое утешение. Как освежающую надежду и оправдание бездействия.


«Чтобы случилась трансформация, нам нужна привлекательная альтернатива. Чтобы можно было сказать людям: если мы сделаем вот так, наш мир станет лучше. Тогда люди будут готовы изменить и свою жизнь», — рассуждает Кевин Нун.


А что об этом думают рядовые исландцы, которые с одной стороны живут в самой малонаселенной стране Европы далеко на севере, а с другой — полностью зависимы от Гольфстрима?


Сегодня солнышко едва показывается над горизонтом, освещая рыболовецкий город Гриндавик. Когда большие траулеры начинают вываливать свою добычу, чайки поднимают гвалт, и скоро у многочисленных фабрик будет много работы. Кроме рыболовецкой индустрии, доходы 3 тысячам местных жителей обеспечивает туризм. Туристов, искупавшихся в Голубой лагуне, везут сюда поесть рыбы и встретиться с суровой действительностью.


Кафе «Брюггьян» (Bryggjan) — самое популярное место встреч в Гриндавике. Его ресторанная часть еще достраивается. Мелкая пыль покрывает весь верхний этаж и пленкой ложится на большие рыболовецкие сети, которые вяжут опытные руки в нижней части помещения. У владельца Акселя Омарссона (Axel Omarsson) — большие планы на будущее, но в то же время его беспокоят климатические изменения в Исландии.


«Когда я был молод, здесь никогда не бывало так тепло, чтобы можно было обойтись без толстой кофты. Сейчас же может быть 25 градусов много дней подряд. И это при том, что, как говорят, Гольфстрим истощается».


Кристин Эллейрсдоттир (Kristin Elleirsdottir), которая подрабатывает в «Брюггьян», тоже обеспокоена:


«Рыба уплывает на север, в более холодные воды. Это нехорошо. Но люди тут стали вести себя более сознательно. Сортируют мусор, покупают электромобили и учат детей выключать свет и плотно закручивать краны. Все ресурсы конечны, даже здесь, в Исландии».


© CC BY-SA 2.0, Ronald Woan | Перейти в фотобанкГолубая лагуна неподалеку от Гриндавика, Исландия

Вновь начался снегопад. Но на этот раз с неба падают большие мокрые хлопья. Возможно, поэтому снегоуборщики даже не выезжают на дороги: все ждут, что все скоро растает само.


А вот шведскому послу в Рейкьявике Хокану Юхольту все-таки приходится вступить в ближний бой с обильными осадками: утром он обнаружил, что его резиденцию как следует завалило.


«Нам не приходилось пользоваться снегоуборщиком несколько лет, и оказалось, что у него что-то с трубой. Наверное, она проржавела или что-то в этом роде. Снег летел мне прямо в лицо, что бы я ни делал».


Он смеется и качает головой. Угощает нас шведскими булочками и рассказывает об отношении исландцев к климатическим проблемам, а также о том, насколько важен этот вопрос с чисто политической точки зрения.


«Пока что он тут еще не в самом центре внимания, во всяком случае не как в Швеции. Здесь часто у каждого по машине, и, желательно, большой. Правда, Лиселотте?»


Национальный эксперт Лиселотте Видинг (Liselotte Widing) рассказывает, что до недавнего времени здесь считали, что выхлопные газы — это не проблема, коль скоро они улетают в море.


«Не везде в Исландии даже были очистные сооружения», — говорит она.


Но сейчас все быстро развивается. И Хокан Юхольт видит в этом свой шанс наладить сотрудничество на волне моды на заботу об экологии, установить «зеленые» связи между Швецией и Исландией. По словам Юхольта, интерес к этому велик и дела идут хорошо.


Пока что вопрос климата не стал в Исландии политически горячим, объясняет Юхольт, пусть движение защитников экологии и сделало все возможное, чтобы породить сомнения относительно запуска потребляющих много энергии предприятий и плана по хранению в Исландии выхлопов из других стран.


«Возобновляемые источники энергии Исландии использовались иностранными предприятиями, чтобы сколачивать частные состояния. Но преимущества для рядовых людей можно поставить под сомнение. Кроме того, некоторые уникальные природные зоны потеряны навсегда», — пишет природоохранная организация «Спасем Исландию» (Saving Island).


Самим исландцам еще больше энергии не нужно. Страна и так уже производит больше электричества, чем потребляет. Но дешевая энергия привлекает на остров предприятия, которым ее нужно много, например, алюминиевые заводы и цементные фабрики.


Конечно, это подразумевает доходы и рабочие места, но также и больше выхлопов в атмосферу, по крайней мере с точки зрения местного населения. С глобальной точки зрения на проблему выхлопов парниковых газов, конечно, лучше использовать геотермальную энергию Исландии, чем ископаемые источники энергии.


Но что произойдет во внутренней политике, когда исландцы осознают, что благодаря «углекислогазососу» на Хелдисхейди Исландия на неопределенный срок может превратиться в хранилище выхлопов других стран? И что они думают о планах Хелдисхейди протянуть трубы от алюминиевого завода до электростанции, чтобы уводить его выхлопы в горную породу?


Пожалуй, решающим в конечном итоге будет не это. Профессор Сигурдур Рейнир Гисласон зовет нас в лабораторию, чтобы показать, как далеко они с коллегами зашли в развитии технологии, у которой на самом деле самый большой потенциал. Она уносит нас далеко от холодов Исландии — в такие «выхлопные» гиганты, как Саудовская Аравия, Индия и США.


Сейчас речь идет о корректировке технологии таким образом, чтобы можно было использовать морскую воду вместо пресной. Саудовская Аравия уже проявила интерес к этой технологии. Кроме того, у нее есть горные породы, которые хорошо подходят для хранения двуокиси углерода. Так же как и в некоторых частях Индии и США.


— Когда же технология с использованием соленой воды начнет применяться?


Когда я задаю этот вопрос, я больше всего хочу услышать, что наука уже решила уравнение. Пусть кто-нибудь даст гарантии, что все образуется. Хочу, чтобы мои внуки жили в здоровом и красивом мире, с теплым летом и суровой зимой. Я готова пообещать сортировать мусор, сменить машину, ходить на работу пешком и жить настолько экологично, насколько это вообще возможно.


Ну пожалуйста…


Профессор Сигурдур Рейнир Гисласон похлопывает меня по плечу:


«Помните, что я вам рассказывал о солнечных батареях? Сейчас солнечная энергия дешевле, чем нефть и газ на Ближнем Востоке. Через десять лет и эту технологию будут использовать повсеместно».



Рекомендуем

Комментарии (0)




Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!