ABC (Испания): испанская трагедия, которая послужила прецедентом для убийства союзниками тысяч мирных жителей в Дрездене - «История»

  • 04:02, 20-фев-2020
  • Военные действия / Аналитика / Новости дня / Политика / Красноярск / Большой Кавказ / Мнения
  • Novosti-Dny
  • 0

© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк75 лет назад авиация англо-американских сил практически стерла с лица земли Дрезден. Это стало кульминацией так называемой «тотальной войны» — ударов по тысячам невинных мирных жителей с целью заставить Третий Рейх сдаться.

Было 13 февраля 1945 года, и Вторая мировая война постепенно близилась к концу, когда на Дрезден, расположенный в 200 километрах к югу от Берлина, обрушились бомбы союзников. Следующие три дня британские «Ланкастеры» и американские «Летающие крепости» в три волны (по 256, 552 и 311 бомбардировщиков каждая) сбрасывали на немецкий город снаряды. Их целью были не городские заводы. По крайней мере, не только они. Союзники хотели вызвать страх среди населения, разрушить жилые дома и магазины — в общем, создать хаос.


Это стало кульминацией так называемой «тотальной войны» — ударов по невинным мирным жителям с целью заставить Третий Рейх сдаться. По словам главного идеолога этих бомбардировок, англичанина Артура Харриса (по прозвищу «Мясник»), поставленная цель была достигнута. Однако дорогой ценой: от 25 до 100 тысяч убитых. И по сей день, конкретные цифры остаются тайной. Что известно точно, так это то, что 75 лет назад глава бомбардировочного командования Королевских ВВС сумел воплотить в жизнь свою жестокую мечту: доказать всему миру, что массовые бомбардировки помогли сломить силы Гитлера и приблизить конец Второй мировой войны. Артур Харрис знал, какую бойню устроили немцы в Гернике и, тем не менее, отдал приказ о бомбардировке.


Одержимый


Английская стратегия по бомбардировке немецких городов возникла после того, как в 1942 году во главе вышеупомянутого бомбардировочного командования («Bomber Command») Королевских ВВС оказался генерал-лейтенант Артур Харрис. Этот офицер, позднее ставший известным как «бомбардировщик Харрис» или «мясник Харрис», был сторонником той идеи, что, если запугивать гражданское население, то оно вскоре восстанет против нацизма. «Предполагалось, что мирные жители Германии отвернутся от своих лидеров, если их будут обстреливать, выгонять из их домов, если они останутся без средств к существованию. Бомбардировки должны были, в первую очередь, сломить их моральный дух», — объясняет Иан Бурума в «Уничтожении Германии». Историк Синклер Маккей (автор книги «Дрезден, 1945») утверждает, что Англия также намеревалась посеять панику в немецких городах, чтобы приблизить капитуляцию Третьего Рейха перед лицом возможного террора.


Из двух целей вторая была более реалистичной. Артур Харрис, который тяжело страдал от комплекса неполноценности в военной среде из-за его колониального, а не аристократического происхождения, уверился в эффективности бомбардировок еще во время Первой мировой войны, в которой он участвовал в качестве солдата 1-го родезийского пехотного полка. Неэффективность окопной войны, в которой в период с 1914 по 1919 год погибло огромное число солдат, сменявших друг друга, убедила его в необходимости уничтожения врага с неба. Наконец, Артур Харрис имел возможность взглянуть на поле боя с воздуха, с борта биплана «Сопвич Кэмел», на котором он был летчиком-истребителем во время Первой мировой войны. Это окончательно убедило его. Цифры подтверждали его теорию, поскольку Первая мировая война стоила жизни примерно десяти миллионам военных.


После той войны идеи Артура Харриса подтвердились и в Ираке. Командование считало, что там врага целесообразнее было уничтожать с воздуха, чтобы не разворачивать масштабное наземное наступление. «Молодой капитан Харрис, высоко паря в аравийском небе, думал о воздействии бомб на простые жилища внизу: целая деревня могла превратиться в пепел за сорок пять минут. Кроме противовоздушных орудий, мало что могло помочь людям внизу», — объясняет Синклер Маккей. Именно тогда будущий «мясник» впервые сбросил бомбу на мирное население и увидел, какой хаос она вызвала.


В его защиту следовало бы сказать, что вскоре после этого (в тридцатые годы) великие военные аналитики назвали нападение на гражданское население одним из средств устрашения противника. Лорд Тивертон первым вслух задал вопрос, которым втайне задавались многие военные того времени: законно ли бомбить мужчин и женщин, которые в тылу работают на режим? «Девушка, которая трудится на заводе боеприпасов, является частью военной машины, точно так же, как и солдат, который стреляет в нее. Она гораздо более уязвима, и на нее нападут наверняка. Невозможно сказать, будет ли такое нападение неоправданным». Он заключал, что, вне всяких сомнений, в предстоящих войнах будет использоваться именно этот принцип.


Торжество террора


Эта дискуссия была решительно прервана Адольфом Гитлером еще до начала Второй мировой войны. Во время Гражданской войны в Испании, которая длилась с 1936 по 1939 год, легион «Кондор» разбомбил баскский город Гернику, что, по словам Синклера Маккея, стало «прямым прецедентом Дрездена», а также «началом тотальной войны», то есть систематического нападения на мирных жителей с единственной целью создания хаоса и разрушения вражеской системы жизнеобеспечения. Однако руководство Третьего Рейха, будучи мастерами пропаганды, всегда настаивало на том, что «Люфтваффе» целилось исключительно в оружейные заводы Герники.


Не слишком убедительный аргумент, поскольку уже в годы Второй мировой войны сам Адольф Гитлер был очень воодушевлен предложением Геринга стереть английскую столицу с лица земли. «Геринг хочет с помощью бесчисленных зажигательных бомб добиться необыкновенного нового эффекта, поджечь город с разных концов, поджечь повсюду. […] Полностью уничтожить Лондон! Чем смогут помочь их пожарные, когда все будет полыхать?» — говорил однажды фюрер. В другой раз Гитлер одобрил подготовку экипажа, который на тяжелом бомбардировщике дальнего действия должен был вылететь через север Германии и сбросить свой смертоносный груз… на Нью-Йорк!


Таким образом, когда в 1940 году Артур Харрис был назначен командующим британской стратегической авиацией, его идеи были совсем не новы. Что он, действительно, привнес, так это способ бомбардировки Германии с воздуха. В мемуарах, которые он опубликовал в 1947 году, Артур Харрис утверждал, что восхищался «торнадо и огненными смерчами». Он был не доволен взрывчатыми веществами, использовавшимися Королевскими воздушными силами, за их низкую мощность. «Бомбы были слишком малы. Стандартная 113-килограммовая бомба была просто смешной», — написал он.


Изначально новый способ бомбардировок поддержал британский премьер Уинстон Черчилль. Этот политик с моралью хамелеона в первые годы войны пришел к убеждению, что единственным способом победить Германию было «абсолютно разрушительное нападение с очень мощными бомбардировками нацистских территорий». По его мнению, необходимо было не допустить, чтобы эта война растянулась настолько же, насколько предыдущая. Доказательством служит то, что 22 февраля 1942 года он назначил будущего «Мясника» главой вышеупомянутого бомбардировочного командования и приказал усилить нападения на немецкие города.


Мнения разделились


С момента своего вступления в должность Артур Харрис поставил перед собой две цели: не допустить, чтобы Черчилль поменял свое отношение к бомбардировкам гражданских лиц, и увеличить число самолетов и экипажей под своим командованием, чтобы усилить обстрелы немецких городов. Синклер Маккей говорит, что «Мясник» глубоко ненавидел немцев и всегда считал, что «разрушение городов, убийство рабочих и нарушение общественной жизни» предотвратят более серьезную войну. И вообще, он считал, что подобная смерть — не самый плохой способ уйти в мир иной.


В течение следующих нескольких лет Артур Харрис боролся со всеми, кто выступал против массовых бомбардировок мирных жителей. «Любой, кто выражал сомнения или недовольство его работой, становился членом „пятой колонны"», — раскрывает Синклер Маккей. С самого начала его главными препятствиями в этом отношении были приказы Генштаба Королевских ВВС, который был твердым сторонником стратегических ударов исключительно по конкретным точкам, например оружейным заводам или нефтяным платформам. Так, по мнению командования, можно было избежать массового сбрасывания бомб на гражданское население и одновременно вывести из строя военную промышленность Германии даже без убийства ни в чем не повинных мужчин, женщин и детей. Сплошные преимущества.


Однако Артур Харрис утверждал, что при таких налетах пилоты вынуждены слишком близко подлетать к целям, чтобы гарантировать точное попадание бомбы, что подвергало их серьезному риску и стоило жизни тысячам молодых английских летчиков. На тот момент уже погибло около 50 тысяч человек. Однако, по словам Синклера Маккея, «Мясник» не использовал данный аргумент в свою пользу. Скорее он принимал вид опечаленного отца всех тех погибших юношей. «Невозможно переоценить их мужество и решимость перед лицом опасности, особенно на протяжении такого длительного периода времени», — писал он после Второй мировой войны.


Самые ожесточенные столкновения Артура Харриса с командованием произошли в последние месяцы 1943 года. Он не изменил свою первоначальную точку зрения и даже подписал план так называемой операции «Гром» — массивной (почти апокалиптической) бомбардировки Берлина с единственной целью напугать Третий Рейх. В докладе, представленном верховному командованию, говорилось: «Нападение должно быть таким массивным, чтобы в результате него погибло максимальное число людей, находящихся в обозначенной зоне».


В конце концов, Артуру Харрису удалось убедить верховное командование в том, что, даже если нацистская промышленность будет полностью разбомблена, Германия все равно сможет восстановить свои производственные силы менее чем за четыре-пять месяцев. «Плотины на Мене и Эдере были уничтожены, чтобы вызвать страх. Но результат не был достигнут, а то, чего мы все-таки добились, досталось нам слишком дорогой ценой. В этой операции мы смогли проявить высшее мастерство, храбрость, преданность и техническую изобретательность. Однако причиненный материальный ущерб был незначителен по сравнению с тем, который нанес бы небольшой обстрел обозначенной зоны», — приводил свои аргументы «Мясник» в рапорте. На деле Артур Харрис уже отдал приказ о бесчисленном количестве бомбардировок по таким городам, как Вестфалия, Любек, Росток, Кельн, Эссен и другие, еще до одобрения командованием.


Огонь по Дрездену


Как пишет известный журналист и историк Хесус Эрнандес в своей работе «Сто лучших анекдотов Второй Мировой Войны», обстрел Дрездена (столицы Саксонии) стал кульминацией «тотальной войны» Харриса. По словам историка, это был «важный транспортный узел и промышленный центр» и именно поэтому с начала войны Дрезден уже подвергался нескольким бомбардировкам. Тем не менее, эта операция стала тяжелым ударом для нацистского режима.


Бомбардировка Дрездена началась в 22:00 13 февраля 1945 года. «В первой волне бомбардировок участвовали 244 четырехмоторных „Авро Ланкастера", которые сбросили 800 тонн бомб», — пишет Хесус Эрнандес. В ту же ночь по городу прокатилась вторая волна. В этот раз к городу двинулись 552 самолета. Еще через сутки появились грозные американские «Летающие крепости» B-17. Они были оснащены огромным количеством пулеметов, а свое прозвище получили потому, что их огневая мощь и манера бомбить противника (они формировались в тесные группы) превращала их для гитлеровских истребителей в непобедимую преграду.


ВВС США отправили почти четыре сотни «Летающих крепостей», каждая из них с 4 тысячами килограммов взрывчатых веществ. 15 февраля союзники нанесли последний удар, закончив уничтожение Дрездена. По сегодняшний день точное число жертв неизвестно, однако Хесус Эрнандес утверждает, что среди мирных жителей и военных погибло более 300 тысяч человек, что «почти вдвое превышает число жертв от взрыва бомб в Хиросиме и Нагасаки вместе взятых». По самым оптимистичным подсчетам, в Дрездене погибло не меньше 25 тысяч человек.


Данные о количестве сброшенных бомб анализирует историк Эндрю Робертс в своей книге «Буря войны»: «2 680 тонн сброшенных бомб уничтожили более 33 квадратных километров города. Многие из погибших — женщины, дети, старики и некоторые из сотен тысяч беглецов, спасавшихся от Красной Армии, которая находилась менее чем в 100 километрах к востоку». Они умерли от удушения, ожогов или были сварены заживо, как пишет историк Аллан Маллинсон в одном из своих многочисленных исследований на эту тему. По словам Эндрю Робертса, «сварены заживо — это не метафора. Чтобы избежать пламени, многие прыгнули в гигантский противопожарный резервуар с водой и были сварены заживо. Пришлось оттуда извлекать горы трупов».


Три вопроса к Синклеру Маккею


— Что такое «тотальная война», которая, как вы утверждаете в своей книге, началась с Дрездена?


— В начале XX века все еще считалось, что войны могут быть ограничены полями сражений и что мирное население может не участвовать в ней (сплошная иллюзия, потому что в истории полно примеров нападений и осад городов). Однако во Второй мировой войне открыто признали, что это невозможно, хотя поначалу предполагалось не затрагивать города в военных действиях. «Тотальная война» подразумевала, что все — и военные, и мирные жители — становились мишенью.


— Что такого изменилось, что союзники поверили в необходимость «тотальной войны»?


— Все изменила Герника. Можно было бы подумать, что подобное зверство навсегда заставило бы весь мир отказаться от подобных бомбардировок. Однако это было не так. Наоборот, это стало началом «тотальной войны» и бомбардировок городов и гражданского населения. В этой войне страдали самые беззащитные — младенцы, старики, инвалиды…


— Значит, бомбардировка Герники стала прямым прецедентом Дрездена?


— Именно. С Герники начался процесс, который постепенно набирал обороты. Варшава, Роттердам, Ковентри, Любек, Кельн, Гамбург, Лондон, Ливерпуль, Глазго… Целью этих бомбардировок — как у нацистов, так и у союзников — было создать как можно больше хаоса и уверить противника (не важно, правда это или нет), что он будет во что бы то ни стало остановлен, что его моральный дух будет сломлен и что он не сможет продолжать борьбу. Но что произойдет в реальности, никто не знает. В конце концов, сам Черчилль говорил, что нельзя предугадать реакцию населения на подобные действия и считать победу делом решенным.


Рекомендуем


Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!