Eurasianet (США): «Евровидение» проливает свет на политику идентичности на Кавказе - «Культура»

  • 20:01, 23-май-2020
  • Культура
  • Edgarpo
  • 0

© European Broadcasting UnionКонкурс песни «Евровидение», как и все остальные подобные мероприятия, был в этом году отменен. Но поклонникам покажут специальное телешоу с участием исполнителей-конкурсантов 2020 года, и в рамках этой спецпрограммы были представлены одни из самых интересных клипов из кавказского региона за всю историю конкурса, считает автор.

В клипе из Азербайджана решительно принимается «восточная» идентичность, в отличие от предыдущих лет, когда страна выдвигала клипы в жанре типичной международной поп-музыки. Одновременно в тексте прославляется нетрадиционная сексуальная ориентация, что весьма необычно, т.к. Азербайджан, возможно, является наименее дружественной к ЛГБТ+ страной из тех, что представлены на «Евровидении».


Клип из Грузии также демонстрирует вызывающий удивление подход к национальной самобытности: в тексте песни говорится, что принять европейские идеалы — это значит унизить собственное достоинство.


Эти клипы вошли в телепрограмму «Евровидение: Европа зажигает свет», цель которой — дать поклонникам конкурса возможность насладиться музыкой в условиях карантина. Трансляция программы назначена на 16 мая.


Россия в программе будет представлена эксцентричным, сатиричным номером, в которой присутствует немного кавказского колорита в виде подтанцовщика. Будет и клип из Армении — стандартный номер в жанре ритм-н-блюз в стиле Бейонсе, который мог бы представлять практически любую страну.


Но, с точки зрения интересующихся связанными с «Евровидением» политическими аспектами, самыми примечательными являются клипы из Азербайджана и Грузии.


Из стран Кавказа Азербайджан добился на «Евровидении» наибольших успехов, по результатам конкурса часто оказываясь в верхних строчках, а в 2011 году и вовсе заняв первое место. Подобного успеха удалось достичь в основном за счет типичных поп-номеров, которые большинство зрителей назвали бы классически «западными» и которым, тем не менее, каким-то образом постоянно удалось взламывать код успеха на «Евровидении».


Но в этом году страна отказалась от этого подхода: «Клеопатра» в исполнении Самиры Эфенди — это смесь применения к себе стереотипов о Востоке (египетских мотивов и даже буддийских песнопений) и легкоузнаваемых местных элементов, включая традиционный азербайджанский инструмент тар и сцены, снятые в Гобустанском государственном историко-художественном заповеднике.


В этой связи появляется искушение вспомнить вступительную сцену классического романа о Кавказе «Али и Нино», где русский (то есть европейский) учитель говорит школьникам в Баку, что им самим решать, хотят ли они быть частью «прогрессивной Европы или же отсталой Азии». На что один мальчик-азербайджанец с последней парты поднимает руку и отвечает: «Простите, господин профессор, но мы хотели бы остаться в Азии».


Эта двойственность по поводу места Азербайджана по отношению к Востоку и Западу сильно ощущается и сегодня: официальный дискурс часто не дает ответа на этот вопрос, занимая, в зависимости от ситуации, самые различные позиции по этому поводу. Можно задаться вопросом, может ли (как надеется автор данной заметки) Азербайджан последовать примеру своего близкого союзника Турции, которая добилась значительных успехов на «Евровидении» в конце 1990-х и начале 2000-х годов, благодаря нескольким выступлениям в стиле «где Восток встречается с Западом», включая номер победителя 2003 года — сочетающей в своем творчестве рэп и танец живота певицы Сертаб Эренер.


Возможно, еще более примечателен тексты «Клеопатры», где Эфенди поет:


Клеопатра была такой же королевой, как и я,
Прямо как я,
Да, точно как я,
Гетеросексуалкой или лесбиянкой, или [кем-то в спектре] между ними.


Азербайджан, как и его соседи по Кавказу, является недружественным к ЛГБТ+ местом, где любые публичные проявления нетрадиционной сексуальной ориентацией являются табу. В рейтинге Международной ассоциации лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов Азербайджан находится на самом последнем месте в Европе с точки зрения дружелюбности по отношению к ЛГБТ+.


Возможно, из-за того, что в этом году «Евровидение» проводится с немного меньшими фанфарами, революционный характер этой песни не стал предметом особо острых обсуждений в Азербайджане, хотя сама Эфенди не уклонялась от темы.


«Это действительно песня о свободе, прославление всех культур и всех сексуальных ориентаций, и эта песня призвана вдохновить людей быть такими, какие они есть, и гордиться собой — так же, как Клеопатра, — сказала она в интервью, опубликованном на сайте «Евровидения». — Она была королевой, которая пережила любовь, горе и предательство, но она умела постоять за себя, и теперь ее помнят как символ силы и женственности».


В блогах фанатов «Евровидения» эта песня, которую назвали «бисексуальным гимном», получила позитивные отзывы. «Этнические мотивы в сочетании с духовным песнопением и с примесью заразительного хорового пения делают песню идеальной для сцены "Евровидения"«, — восторженно отметил один из рецензентов. Другой высказал предположение, что клип «наверняка станет хитом в клубах Европы на долгие годы».


Клип Грузии также отражает своего рода неприятие Запада, но в более грубой форме и с большей жалостью к себе. Его песня «Take Me As I Am» («Прими меня таким, какой я есть») — это жалоба в жанре гранж-рока о том, что его заставляют принять европейские идеалы.


Как ты хочешь, чтобы я разговаривал как англичанин?
Где ты хочешь, чтобы я одевался как итальянец?
Теперь ты хочешь, чтобы я танцевал как испанец?
Я думаю, ты не любишь меня.
Нет, ты не любишь меня.


Исполнитель песни — Торнике — также сетует, что от него ждут, что он будет «пахнуть как француз» и «играть [предположительно, в футбол] как немец».



Невозможно не усмотреть в тексте явное отражение доминирующего в Грузии политического дискурса, где принятие западных норм предписывается как путь к экономическому развитию и уходу из-под руки России. Эта политика породила антизападную реакцию, которая чаще всего проявляется в Грузии в виде резкого неприятия церковью и крайне правыми группами прав ЛГБТ+. Но, как и в остальной части «незападного» мира, подобное недовольство также проявляется в более мягких формах, вроде той, что сквозит в песне Торнике.


Но песня с подобным посылом, похоже, — не самый выигрышный вариант для «Евровидения». В блогах фанатов конкурса песня подверглась резкой критике, по большей части по причине грубости ее слов.


«Если бы она прозвучала на грузинском (или каком-нибудь другом языке, который я не понимаю), я бы, вероятно, поместил ее пятерку лучших, или, как минимум, очень близко к этому. Но вызывающие крайне негативные чувства слова этой песни немного опускают ее в моем списке», — написал один рецензент.


В другом отзыве отмечается, что посыл песни лицемерен: «Слова песни Торнике призывают нас не выдвигать ожиданий по поводу того, кем он должен быть как грузин, но при этом эти же самые слова звучат очень неприглядно, как основанные на стереотипах о представителях других европейских культур (все итальянцы хорошо одеваются, все испанцы танцуют), что подрывает главную мысль песни».




Рекомендуем

Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!