Русско-американская деконфликтизация 75-летней давности на Эльбе: сигнальные ракеты и огонь по своим (Russia Matters, США) - «История»

  • 08:00, 29-апр-2020
  • Красноярск / СТАТЬИ / Новости дня / Общество / Армения / Россия / Большой Кавказ / Политика / Военные действия / Недвижимость / Статистика / Казань
  • Edgarpo
  • 0

© РИА Новости, Петр Бернштейн | Перейти в фотобанкВ апреле 1945 года, когда в воздухе витало предвкушение окончания войны, желание встретится с союзниками было настолько сильно, что отважные солдаты с обеих сторон шли на встречи в нарушении всех приказов. А так как эти встречи нарушали все договоренности, не обошлось без стрельбы по своим.

Ровно 75 лет тому назад американские и советские войска встретились на реке Эльбе в Германии в конце европейской фазы Второй мировой войны. Эта годовщина заставила сегодняшних руководителей США и России выйти за рамки напряженных отношений между двумя странами и выступить с редкой на сегодня совместной декларацией, в которой они назвали эту встречу «примером того, как наши страны могут отложить в сторону противоречия, выстроить доверие и сотрудничать во имя общей цели». Но в этом заявлении нет упоминания о том, что встреча 25 апреля 1945 года состоялась в нарушение приказов, из-за чего был открыт огонь по своим. В тот день военнослужащие американской и Красной Армии по очереди нарушали приказы своих командиров, отданные для того, чтобы обеспечить безопасную и упорядоченную встречу на Эльбе. В частности, был отдан приказ выпускать зеленые (американские войска) и красные (Красная Армия) сигнальные ракеты, и запрещено выходить за пределы внешних зон патрулирования (в американской армии). Это информация из воспоминаний участников тех событий, опубликованная в российской газете «Коммерсант».


Одним из нарушителей инструкций был лейтенант Уильям Робертсон (William Robertson) из 69-й дивизии сухопутных войск США. Робертсон решил подъехать к Эльбе, покинув пределы пятимильной зоны, установленной командованием. Добравшись до Эльбы возле города Торгау, он попытался подать сигнал советским войскам, находившимся на противоположном берегу. У него не было сигнальных ракет, чтобы сделать это установленным образом, и тогда он начал размахивать самодельным американским флагом (они нарисовали полосы флага на простыне, найдя в аптеке цветные порошки). Об этом Робертсон в свое время рассказал корреспонденту «Крисчен Сайнс Монитор» (Christian Science Monitor). Советские войска в ответ открыли огонь. Недоверчивый лейтенант Александр Сильвашко из 58-й стрелковой дивизии подумал, что флаг сделали немцы, и что это военная хитрость. Поэтому он приказал выпустить по башне на противоположном берегу, где Робертсон размахивал флагом, два артиллерийских снаряда. (Как рассказывал Робертсон, русские также пустили две зеленые ракеты вместо красных.) К счастью, артиллеристы промахнулись, но убедили Робертсона в том, что надо искать другой путь. Предприимчивый американский офицер в итоге попросил помочь освобожденного русского военнопленного, уроженца Москвы. Тот крикнул Сильвашко и его солдатам, что рядом с ним стоят американцы. Недоразумение было устранено, и Робертсон с одним из своих подчиненных полез на полуразрушенный мост, где встретился с сержантом РККА Николаем Андреевым, пробиравшимся в западном направлении ему навстречу. После встречи с Андреевым Робертсон около двух часов дня достиг восточного берега реки, где его ждал Сильвашко со своими солдатами. Их фотография стала символом встречи на Эльбе. (Они повторили тот момент в 1987 году, и их снимок можно увидеть в статье в газете «Коммерсант».)


На русском берегу реки состоялось импровизированное празднование с тостами, после чего патруль Робертсона вернулся к своим. Их сопровождал Сильвашко и еще трое военнослужащих из 173-го полка Красной Армии, в том числе, заместитель командира полка майор Анфим Ларионов и капитан Василий Неда. Красноармейцам был устроен теплый прием. Банкет с коньяком и виски длился до утра 26 апреля. Робертсона хотели отдать под трибунал за нарушение приказа командования, поскольку он вышел за пределы пятимильной зоны патрулирования, о чем рассказывал соучредитель «Группы Эльба» генерал Кевин Райан (Kevin Ryan). В итоге командование не стало наказывать Робертсона. Но советская военная контрразведка провела расследование по факту несанкционированных контактов четверых военнослужащих РККА с американцами. Капитана Неду сняли с должности, а майора Ларионова исключили из коммунистической партии. Лейтенанта Сильвашко пощадили, поскольку контрразведчики посчитали, что он просто выполнял приказы старших по званию. Одно из следующих американо-советских торжеств (санкционированное командованием РККА) состоялось 27 апреля неподалеку от Эльбы. Там было много тостов, а один американский офицер армейской разведки прокричал по-русски: «Да здравствует советская пехота», о чем пишет «Коммерсант».


Подробно описывая встречу Робертсона и Сильвашко, авторы статьи напоминают читателю, что она была не единственной. На самом деле, 25 апреля 1945 года в разных местах и в разное время еще два патруля 273-го полка 69-й пехотной дивизии американской армии встретились с частями 58-й стрелковой дивизии РККА. Первым американским патрулем, встретившимся с Советами, командовал лейтенант Альфред «Бак» Котцебу. Подобно Робертсону (но раньше него), Котцебу проигнорировал приказ командира о зоне патрулирования и добрался до Эльбы, о чем пишет в своей книге Кэролин Вудс Эйзенберг (Carolyn Woods Eisenberg), а также авторы статьи в «Коммерсанте». Патруль Котцебу 25 апреля в 11:30 утра наткнулся на кавалериста Красной Армии, также находившегося в патруле. Это был казах по имени Айткали Алибеков, который рассказал американцам, как добраться до советских войск через Эльбу. Доехав до реки, патруль Котцебу выпустил зеленые ракеты, но ответного запуска ракет с советской стороны не было, как говорят американские участники тех событий (русские утверждают, что ответный пуск ракет с восточного берега был). Установив контакт с военнослужащими Красной Армии, Котцебу со своими товарищами переправился через реку на лодке вблизи городка Штрела, гребя прикладами своих винтовок как веслами.


Как пишет в своей книге Джон Толанд (John Toland), Котцебу, намного опередивший свою связную машину, чтобы командование не отдало ему приказ возвращаться, по всей видимости, не докладывал в штаб о встрече с русскими. Не получив никаких сообщений от патруля Котцебу, американское командование отправило два самолета на разведку, но по ним был открыт огонь, сообщает «Коммерсант». Тем временем на поиски первого патруля американским штабом был послан еще один патруль под командованием майора Фреда Крейга (Fred W. Craig). Патруль Крейга тоже встретился с советскими солдатами, и их отвезли в тот же самый штаб 175-го полка, где праздничное застолье пошло по второму кругу. Крейг все-таки доложил по радио своему командованию, что он нашел Котцебу и вступил в контакт с Советами.


Сегодня у американских и русских военных есть намного более надежные и современные средства связи и общения друг с другом, чем сигнальные ракеты и полевые радиостанции, и я надеюсь, что они будут и дальше пользоваться ими во избежание случайных конфликтов, какими бы напряженными ни были двусторонние отношения в сфере политики (хотя некоторые из этих современных каналов оказались такими же ненадежными, как и обычные телефоны, что показали боевые действия в Сирии). Я также надеюсь, что американские и русские военные в Сирии, на европейском театре и в других местах будут строго придерживаться правил деконфликтизации, как приказано командованием. Мягко говоря, США и Россия больше не являются союзниками, а мощь и дальность того оружия, которое появилось у них после 1945 года, способны привести к таким последствиям в случае нарушения правил, какие и не снились тем героическим патрулям, которые 75 лет назад встретились на Эльбе. На решения тех отважных солдат явно повлияло предвкушение окончания войны и желание встретить союзников на берегах Эльбы. Сегодня таких оправданий не существует.


Рекомендуем


Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!