Деловая столица (Украина): взаимовыгодное соседство. Против кого дружили и кого предавали казаки и крымские татары - «История»

  • 20:00, 31-мар-2020
  • Армения / Украина / Новости дня / Крым / Военные действия / Законы / СТАТЬИ / Мобильные технологии / Политика
  • Novosti-Dny
  • 0

© РИА Новости, Александр Макаров | Перейти в фотобанкСписок военных украинско-татарских союзов, в том числе и против России, достаточно внушителен. Автор рассказывает об истории сотрудничества между двумя народами, которое, по его мнению, имеет глубокие корни.

Как и положено соседям, украинцы и татары воевали, мирились, торговали, вступали в союзы, бескорыстно помогали друг другу и опять воевали.
Отношения между украинцами и Крымским ханством назвать безоблачными не взялся бы даже самый отпетый оптимист. Крови и слез здесь пролилось с обеих сторон — страшно представить. В народном историческом сознании крымские татары — враг кровожадный, исконный и безжалостный. Регулярные опустошительные набеги, после которых громадные территории превращались в выжженные безлюдные пустыни, — суровая правда.


От этого никуда не деться. Ответные визиты наших казаков, заметим, тоже гуманизмом не отличались. Программа гастролей была та же — резня, насилие, грабеж и захват полона. И если про первые кобзари тянули тужливые думы о тяжелой татарско-турецкой неволе, то про вторые — героически-пафосные гимны. Впрочем, сводить все к взаимному «секир башка» было бы большим преувеличением.


Плечом к плечу против янычар


Соседство крымских татар с казаками было вполне взаимовыгодным. Например, казакам разрешалось добывать соль на крымских соляных озерах. Стратегический и очень ценный в те времена продукт. За это татары получали право беспрепятственно выпасать свои стада на землях Сечи. Что для них тоже было немаловажно — в южных засушливых степях с пастбищами летом было проблематично.


Первый украинско-татарский военный союз датируется еще 1521 г., когда крымский хан Мухаммед I Герай предпринял поход на Москву, известный в российской историографии как «Крымский смерч». В армии хана были и казаки под воеводством Евстафия (Остапа) Дашкевича — одного из организаторов Войска Запорожского и, как считает ряд историков, его первого кошевого атамана.


Самый же необычный украинско-татарский союз датируется 1624 г., когда казаки и крымцы вместе сражались против янычар. В те годы в Крыму шла борьба за ханский трон между Джаныбеком Гераем и Мехмедом ІІІ Гераем. Крымское же ханство, напомним, было вассалом Османской империи. Сначала турки сместили Джаныбека и посадили на трон Мехмеда. Потом решили переиграть и опять вернуть Джаныбека. Учитывая, что последний популярностью у подданных не пользовался, ему на помощь отправили янычар. Мехмед III Герай прекрасно понимал, что его легкая кавалерия против тяжелой поступи лучшей пехоты Старого Света — ничто.


Наверное, Аллах был к хану благосклонен. Весьма кстати на берег полуострова штормом выбросило целую флотилию казацких «чаек», направлявшихся к туркам «за зипунами». Казаки, напомним, были едва ли не единственной силой, способной противостоять янычарам. Потерпевшим крушение сделали предложение, от которого те не смогли отказаться. В итоге под Карасубазаром (ныне Белогорск) турецкий десант был наголову разбит, а казаки с богатыми дарами и трофеями вернулись в Сечь.


Крымское ханство и Богдан Хмельницкий


Из украинско-татарских союзов широкой публике наиболее известен союз времен Освободительной войны под руководством Богдана Хмельницкого. Даже те, кто совершенно не интересуется историей, уж точно смотрели «Огнем и мечом» Ежи Гоффмана.



В первом томе летописи Самуила Величко — монументального произведения украинской историко-мемуарной прозы XVII-XVIII вв., посвященном событиям Освободительной войны, — татары упомянуты даже в названии: «Сказание о войне казацкой с поляками через Зиновия Богдана Хмельницкого, Гетмана войск запорожских, восемь лет шла. А около двенадцати лет тянулась с другими государствами у поляков, которым он, Хмельницкий, при всесильной Божьей помощи, с казаками и татарами из тяжелого ига выбился…»


В самой летописи немало подробной информации о взаимоотношениях казаков и крымцев. Например, очень важен факт, что Хмельницкий стал гетманом благодаря союзу с ханом. Переломной оказалась информация, что «крымский хан благосклонен и ласков к Запорожскому войску и не только отпустил с Хмельницким четыре тысячи татар во главе с Тугай-беем, но и сам со всеми ордами (если на то будет необходимость) готов будет прибыть в помощь казацкому войску против поляков».


Татарские союзники были жизненно необходимы казакам в этой войне. Это только в кино казак мчит степью на лихом коне. На самом деле Запорожское войско состояло в основном из пехоты и, соответственно, мобильностью не отличалось. В отличие от польского, где главной ударной силой была кавалерия — знаменитые «крылатые гусары». Союз мощной казацкой пехоты и мобильной татарской конницы делал войско непобедимым, что ярко проявилось в первой же битве под Желтыми Водами, а потом и под Корсунем.


Упоминая злополучную битву под Берестечком, в популярных статьях часто пишут о предательстве татар. Это, мол, и привело тогда к поражению. Действительно союзники Богдана бежали. Но здесь имеем просто ряд неприятных случайностей и совпадений.


Дни битвы совпали с мусульманским праздником Курбан-Байрам, когда ислам запрещает вести войну. Тем не менее татары в бой вступили. И нужно было такому случиться, что вскоре одно из польских ядер взорвалось почти у ног хана. Ислям III Герай уцелел, а вот Тугай-бей погиб. Татары это восприняли как явную демонстрацию немилости Аллаха из-за нарушения религиозных предписаний и панически бежали с поля боя.


Говорят о предательстве татар и в ключе битвы под Жванцем (сентябрь-декабрь 1653 г.). В этой решающей баталии Польша очутилась на грани неотвратимого разгрома. Казалось бы, что еще чуть-чуть… Но в это время под Жванец пришла весть, что Земский собор принял решение о взятии Запорожского войска под защиту Московского царства и готовности начать войну против Речи Посполитой. Хан прекрасно понимал, что московско-казацкое войско без проблем добьет практически уже раздавленную Речь Посполитую. Понимал он и то, что после этого Москва займется уже Крымом. Ислям III Герай принял единственное верное решение. Он заключил сепаратный мир с королем, а также дал возможность ранее полностью заблокированной и обреченной на неминуемое поражение польской армии отойти. Добивать Польшу и этим помогать Москве было себе дороже.


Иван Сирко против «врагов веры Христовой»


Прошло несколько лет, и татары опять стали союзниками казаков. На этот раз они дружили уже против Москвы. Летом 1659 года под Конотопом армии гетмана Ивана Выговского и крымского хана Мехмеда IV Герая наголову разбили 150-тысячное войско московитов под командованием князей Семена Пожарского и Семена Львова. Позже историк Сергей Соловьев по этому поводу напишет: «Цвет московской конницы, которая совершила счастливые походы 1654 и 1655 гг., погиб в один день». Первопрестольная замерла в ужасе. Все ожидали, что Выговский с татарами вскоре появится под стенами Кремля. Казалось, что Украина получила шанс вырваться из недавно затянувшейся московской петли. Но опять не сложилось.


Подстрекаемый царскими эмиссарами атаман Иван Сирко устроил набег на Крымское ханство. Кровавые гастроли запорожцев весьма облегчало то обстоятельство, что основная часть крымского войска в это время воевала с московитами, и они могли разорять и грабить, практически не встречая отпора. Хан бросился спасать свою землю, и ему уже стало не до похода на Москву. Героический атаман Сирко за этот рейд получил от царя «грамоту, двести золотых да соболей на триста рублей», а Украина — столетия рабства и миллионы смертей.


Иван Сирко, заметим, славился радикально-враждебным отношением к «врагам веры Христовой», но даже его отношения с крымцами были неоднозначными. Историк Дмитрий Бантыш-Каменский, в частности, описывает, как Иван Сирко, будучи кошевым атаманом Запорожской Сечи, разрешил татарам кочевать по подконтрольной ему территории — во владениях ханства тогда случилась сильная засуха. Когда гетман Иван Самойлович возмутился таким самоуправством, Сирко якобы ответил: «Если бы и сам черт, пан гетман, помогал людям в крайней их нужде, то брезгать этим не годится, ведь говорят люди: нужда и закон меняет. А если мы, живши с татарами по соседству, помогаем друг другу, то это разумному — не диво».


Интересный пример татарско-украинского братства — Олешковская Сечь, просуществовавшая более двух десятилетий (1711-1734) на территории Крымского ханства. Сюда от царя Петра сбежали поддержавшие Мазепу запорожцы. На новом месте казакам пришлось туго. Кормиться войной уже не получалось — ну не будешь же совершать набеги на подданных приютившего тебя хана. Вести собственное хозяйство — тоже не получилось. Земли вокруг сечи принадлежали ногайцам, да и были они гораздо беднее Великого Луга. Понимая это, хан Девлет II Герай назначил казакам жалование деньгами и продовольствием, а позже передал им право собирать налог на днепровских переправах и даже разрешил беспошлинную добычу и торговлю солью.


Список военных украинско-татарских союзов здесь не полон, а аспект культурного обмена даже не рассматривался, хотя он достоин отдельной публикации. Но даже вышеизложенного достаточно для понимания того, что история сотрудничества между двумя народами имеет очень глубокие корни.


Рекомендуем


Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!