l'Espresso (Италия): Италия и Европа утопают в кокаине - «Общество»

  • 16:00, 20-ноя-2019
  • Европа / Команды / Власть / Бизнес / Общество / Политика / Большой Кавказ / Видео / Латинская Америка / Мир / Мобильные технологии / Красноярск / Происшествия и криминал / Транспорт
  • Novosti-Dny
  • 0

© Depositphotos, CouperfieldСотни тонн белого порошка поставляется в порты ЕС, от Антверпена и Роттердама до Генуи и Ливорно. Это единый наркорынок. Новые маршруты «наркос» ведут в наши города. Но политика об этом молчит.

Говорит он мне: «Знаешь, наш груз доставят 1 ноября, пять мешков по 25… Всего 125 кило… Понимаешь, что это такое?» Массимо как на иголках: один заказ — еще ладно. Но два, да еще и от разных поставщиков — это уже слишком. Слишком много нелегальной работы, слишком много запросов на разгрузку кокаина. История Массимо, портового служащего из Генуи, сотрудника большой компании, заваленного предложениями от наркоторговцев, служит нагляднейшей иллюстрацией бума на наркорынке в Европе. Товара слишком много. Это невероятная волна наркотиков, поставляемых по морю. В то время как политики и общественность сосредоточили свое внимание на высадках мигрантов, беспрецедентно увеличилось число случаев контрабанды кокаина, перехваченных таможенными службами Старого Света: в этом году общее количество поставок может достигнуть 200 тонн (для сравнения, в 2018 году оно составляло 150 тонн).


В одних только итальянских портах с первого января до 31 октября было изъято более пяти тонн кокаина. Это на 168% больше по сравнению с 2018 годом. Таковы данные Центрального управления по борьбе с наркотиками, которыми может пользоваться наше издание в рамках расследования журналистского союза EIC (European Investigative Collaboration — Европейское расследовательское сотрудничество), связанного с новыми маршрутами, которыми кокаин попадает в Европу. В Генуе 14 октября в результате операции, проходившей под руководством отделения прокуратуры по борьбе с мафией, была арестована группа наркоторговцев, действовавшая в Лигурии, Калабрии, Колумбии и Эквадоре. Они обратились к Массимо, генуэзскому портовому служащему, чтобы он помог вывезти из доков 125 килограммов товара, прибывающего из Чили.


Преступная группа представляла собой отлаженную и хорошо организованную структуру: хорошие отношения с семьями на юге, своевременная оплата услуг. Но, к сожалению для них, за услугами к Массимо параллельно обратилась другая банда «наркос», на сей раз албанская, чтобы он помог при разгрузке того же самого судна «Каролина Стар» (Carolina Star). Груз прибывает второго ноября 2017 года. Во время разгрузки первых 77 килограммов, предназначенных для агентов босса, коррумпированного портового служащего задерживает финансовая полиция. Второй груз, таким образом, остается в трюме, и итальянская банда вынуждена сменить маршрут. Она делает ставку на Джоя-Тауро, но в середине октября этого года ее члены оказываются за решеткой. Эта история служит очередной иллюстрацией того, что преступные организации, начиная с калабрийских «коске» (семейных кланов), способны вести игру одновременно за несколькими столами, направляя партии кокаина в разные порты в зависимости от насущных потребностей.


Таким образом, груз, следующий из стран Южной Америки, распределяется между всеми основными пунктами назначения на европейском континенте: Роттердамом, Антверпеном, Валенсией, Ливорно и Генуей. Диверсификация пунктов разгрузки способствует сокращению рисков. В конце концов, не важно, куда придет груз, на север или на юг Европы. Потому что возможности проникновения мафии в морские порты почти не имеют границ. Герриту Грендхейде (Gerrit Groenheide) было 50 лет, и он десятки лет проработал на таможне Роттердама. Основная задача его команды состояла в следующем: они отслеживали 20 тысяч контейнеров, ежедневно разгружаемых в огромном транспортном узле Голландии, и уточняли, какие конкретно риски могут угрожать подозрительным грузам. Если он говорил «оранжевый», груз мог быть подвержен досмотру. Если называл «белый», все шло гладко. Это были двери в преисподнюю или в рай для любого международного наркоторговца. В период с 2012 по 2015 год Геррит заработал 250 тысяч евро за допущение транзита кокаина. Чистого товара. Бизнес никогда не дремлет. Количество случаев конфискации и вес наркотиков только растет. 15 января 2019 года: финансовая полиция Ливорно изымает 644 килограмма кокаина, следующих транзитом в Мадрид. 23 января: в Генуе обнаружены две тонны наркотиков в контейнере, следующих из Колумбии в Барселону. 26 июня 2019 года: американская таможенная служба конфискует в Филадельфии поставку 20 тонн кокаина на грузовом корабле. 20 тонн! 2 августа 2019 года: власти Германии извлекают 221 черную сумку из контейнера, отправленного из Монтевидео. В сумках находятся 4,2 тысячи пакетов с наркотиком. Рыночная стоимость составляет свыше одного миллиарда евро.



Это настоящее половодье. Цунами белого порошка, накрывшее богатый европейский рынок сбыта наркотиков. И эта волна не спадает, как свидетельствует Кевин Скалли (Kevin Scully), руководящий операциями американского Управления по борьбе с наркотиками в Старом Свете. «Все указывает на то, что в 2019 году импорт кокаина поставит новый рекорд», — говорит Скалли. Торговля кайфом пользуется невероятным успехом, что подтверждают и все последние исследования. От Рима до Берлина, от Цюриха до Парижа и Лондона потребление наркотиков постоянно растет, а, следовательно, растет и бизнес преступных группировок.


В мировом масштабе нелегальная прибыль составляет, по меньшей мере, 300 миллиардов евро в год за примерно две тысячи тонн всей продукции. Эти цифры нельзя расценивать как абсолютные величины, потому что, вполне очевидно, в этой сфере не существует точных статистических данных. Полиция и аналитики, однако, сходятся в том, что в прошлом такого количества кокаина в обороте никогда не наблюдалось. Схемы, разработанные центральными управлениями международных спецслужб, косвенно подтверждаются реальными фактами повседневной хроники — преступления, связанные с распространением и употреблением наркотиков, постоянно растут. Все это незаметно до тех пор, пока индифферентную смирившуюся общественность не потрясет сенсационное преступление, попадающее на первые полосы прессы. За последние несколько месяцев в Риме подобное происходило, по меньшей мере, трижды.


В конце июля — убийство карабинера Марио Черчиелло Реги (Mario Cerciello Rega). Далее, спустя пару недель — убийство бывшего главаря «ультрас» команды «Лацио» Фабрицио Пишичелли (Fabrizio Piscicelli). А затем — 23 октября — убийство юного Луки Сакки (Luca Sacchi). Три происшествия, подробности которых по большей части пока покрыты тайной, были связаны одной-единственной красной нитью — торговлей кокаином на богатом пространстве для сбыта в столице Италии. 18 сентября в тысяче километров к северу от Рима от выстрела наемного убийцы погиб адвокат Дирк Вирсум (Dirk Wiersum). Таким образом, даже такой город, как Амстердам, внезапно оказался на линии фронта в войне за контроль над наркобизнесом.


В мирной Голландии адвокатов никогда не убивали за деятельность, связанную с судебными процессами. Вирсум защищал Набила Баккали, марокканца по происхождению, решившего назвать имена своих подельников в международном наркотрафике. Ответ «наркос» прозвучал мощно и четко. Никто не может позволить себе нарушать правила круговой поруки. На кону стоят миллиардные прибыли самого важного транспортного центра кокаина в Европе, сортировочного узла для грузов, прибывающих из Южной Америки. Товар поставляется в порт Роттердама или Антверпена в соседней Бельгии. Транспортом и сбытом в Европе занимаются организации, не имеющие фиксированной структуры: здесь сотрудничают — иногда лишь на время проведения одной сделки — мафии самого разного происхождения. Здесь задействована калабрийская «Ндрангета», имеющая своих представителей, в том числе, на местах производства наркотиков и руководящая трансатлантическими перевозками наряду с колумбийскими и мексиканскими «наркос». Есть и албанская, и марокканская, и сербская, и турецкая мафия. Происхождение роли не играет. Рынок и потенциальная прибыль настолько велики, что места хватит для всех.


«Конкуренция и конфликты отступают на второй план, потому что у всех есть только одна общая цель — делать деньги», — объясняет Маноло Терсаго (Manolo Tersago), руководитель групп по борьбе с наркотиками бельгийской федеральной полиции. Сценарий взаимодействия между разными преступными группировками постоянно меняется, что мешает следователям установить, кто руководит цепочкой наркотрафика.


По подсчетам «Европола», агентства, координирующего работу полиции стран ЕС, в 2018 году в Европу было отправлено 700 тонн кокаина, почти половина количества, попавшего в США. Большая часть белого порошка, почти две трети от общего количества, поступает из Колумбии, где мирная обстановка — то есть окончание политической нестабильности из-за гражданской войной с силами ФАРК — парадоксальным образом сыграла на руку «наркос», которые теперь контролируют свыше 200 тысяч гектаров земли. Это беспрецедентные объемы, в прошлом такого никогда не было. Оптовые цены на рынке Старого Света вдвое превышают стоимость товара по ту сторону Атлантики. Вот почему в последние годы выросли объемы трафика, направляющегося в порты Антверпена, Роттердама и испанского Альхесираса.


«Здесь цены на наркотики доходят до 38-40 тысяч евро за килограмм», — объясняет источник Разведцентра по борьбе с терроризмом и организованной преступностью в Мадриде (CITCO). Если учитывать, что стоимость производства не достигает тысячи евро за килограмм, и что в розничной торговле дозы продаются по цене, минимум, 50 евро за грамм, нетрудно понять, почему кокаиновый трафик стал главным видом деятельности преступных организаций. Например, «Ндрангета», благодаря своей огромной финансовой мощи — по меньшей мере, 50 миллиардов прибыли в год — предстала в роли партнера южноамериканских «наркос», внушающего наибольшее доверие.



В документах по операции «Поллино», завершенной в декабре прошлого года итальянской полицией совместно с коллегами из Бельгии, Германии, Голландии и американского Управления по борьбе с наркотиками, мы видим очередное доказательство глобальной экспансии калабрийских кланов, умеющих формировать стабильные опорные пункты в Латинской Америке и в основных транспортных узлах Старого Света. Семьи Пелле-Воттари (Pelle-Vottari), Ромео (Romeo) и Джорджи (Giorgi) — все родом из Сан-Луки — смогли координировать импорт тонн наркотиков в порты Антверпена и Роттердама. Эпицентр бизнеса группировок, входящих в состав «Ндрангеты», фактически сместился к северу. Джоя-Тауро, когда-то главный порт, куда поставлялся белый порошок, расфасованный на другом берегу Атлантики, утратил свою значимость на карте наркотрафика.


«Теперь преступные группировки мобильны и хорошо организованны. А Европа стала единым рынком, в том числе и для кокаина», — объясняет Джузеппе Куккьяра (Giuseppe Cucchiara), руководитель центрального аппарата управления полиции по борьбе с наркотиками. «„Ндрангете", — говорит Куккьяра, — таким образом, одинаково выгодно получить партию в Бельгии или в Ливорно, в зависимости от разных интересов. Пункт назначения и цель — одни и те же, Европа». Организация альянсов с другими бандами, занимающимися наркотрафиком, которой руководят представители кланов за границей, нужна для управления всеми аспектами бизнеса, от поставки и перевозки грузов до сбыта на точках. В терминале размером с порт Антверпена, через который ежегодно проходят свыше 11 миллионов контейнеров (около 30 тысяч в день), гораздо проще обойти контроль и забрать наркотики, спрятанные среди тонн товара, ежедневно поступающего в бельгийский порт. Интересы легального бизнеса, стремящегося увеличить прибыль, максимально упрощая процедуру разгрузки, парадоксальным образом облегчают работу наркоторговцев. Усиленный контроль усложняет дела больших транспортных компаний. Глобальный рынок существует в стремительном темпе. Все товары нужно поставлять в любую точку мира как можно быстрее. И кокаин — не исключение.



Рекомендуем

Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!